Расскажи друзьям!

Общественные движения

Введение

Анализ состояния и тенденций развития политической жизни позволяет сделать вывод, что на современном этапе одной из ключевых проблем становится более полное осуществление права на повседневное и действенное участие людей, производственных организаций в решении вопросов государственной жизни.

В мировой социологической литературе описано немало исследований, касающихся различных общественных политических организаций. При всей их важности специфика этой проблемы в России очень велика.

В 90-е годы в политической жизни России участвуют социальные силы, различные по своему количеству и составу. Особое место среди них занимают политические партии, общественные движения, гражданские инициативы, любительские объединения по интересам. К началу 1997 года, по оценкам экспертов, в России функционировало около 40 тыс. федеральных, межрегиональных и региональных организаций, и число их продолжает расти.

Этот взлет общественной инициативы особенно четко проявился во второй половине 80-х годов. Наряду с традиционными общественными организациями (профсоюз, комсомол, научные, научно-технические, культурно-просветительные и спортивные общества и ассоциации) стали возникать многочисленные новые объединения, которые на первом этапе своего формирования были названы неформальным движением.

Широкий диапазон общественных интересов людей: от политических и экономических до досуговых, от национальных и националистических до космополитических, от проблемных (экологических, например) до любительских объединений по интересам. Что характерно для этих движений?

Во-первых, они выявили многообразие установок людей на решение тех или иных общественных проблем. Над ними перестали довлеть заданность, различные ограничения и официальные регламентации. Создана реальная возможность реализовать свои цели, объединить себе подобных и бороться за выживание в этом меняющемся мире.

Во-вторых, новые общественные движения вступили в достаточно жесткую конфронтацию со старыми сложившимися структурами, и они в значительной мере проявили свои бойцовские качества, верность идее и, что особенно важно, эффективность своей работы, способность увлечь за собой людей.

В-третьих, среди части общественных формирований появились организации, группы риска, которые характеризуются не только позитивными целями, но и асоциальными, криминогенными устремлениями. Сюда можно отнести и организации профашистского, националистического толка, что, конечно, не способствует установлению благоприятной общественной атмосферы.

И наконец, идет глубокая трансформация существовавших общественных структур. Время обновления позволило достаточно четко проверить жизненность многих из них, их способность к развитию в новых условиях.

Иначе говоря, возникновение и функционирование новых объединений, преобразование старых общественных организаций символизируют оправдавший себя в истории подход: чем больше мнений, тем вернее решение. Однако творческий потенциал народа по совершенствованию политической системы нового общества еще далеко не реализован. Возможности людей пока в основном проявляются стихийно и не всегда в оптимальном варианте, ибо нет механизма поддержки социальных инициатив.

ПАРТИИ

Долгое время социологические исследования ограничивались изучением проблем одной партии — КПСС, ибо она была единственной на политическом небосклоне. В конце 80-х годов ситуация стала меняться — появились и другие политические организации. Новая обстановка потребовала новых подходов к изучению жизни политических партий в стране.

На 1 января 1997 года в России было зарегистрировано 120 политических партий. Еще около 20 функционирует де факто. Вначале общественное сознание вполне благосклонно встретило это нарождающееся многообразие, тем более, что оно представляло все цвета политического спектра, присущие каждой цивилизованной стране. Это прежде всего партии либерального направления, подобные партии “Демократический выбор России”, ориентирующиеся на аналогичные партии других стран и отстаивающие ценности свободного рынка. Далее, это партии центра, которые пытаются в своей деятельности соединить новые потребности времени с позитивным опытом ранее функционирующей экономики. Кроме того, это партии левого толка — социалистической и коммунистической ориентации, которые также представляют достаточно широкий диапазон мнений и программных установок. Следует отметить и появление партий национального и националистического направления, которые ориентируются на защиту интересов России, нередко абсолютизируя их и противопоставляя интересам других стран и народов. И наконец, возникли партии, сосредоточивающие свои усилия на решении отдельных общественных проблем — экологических, культурологических и т.д.

Появление этих партий на политическом небосклоне в конце 80-х — начале 90-х годов люди встретили с надеждой: они увидели в этом многообразии выход из того политического и идеологического одномыслия, которое завело страну в тупик. Но час упования и надежд завершился очень быстро. Уже в середине 1992 года 88% опрошенных во всероссийском исследовании отвечали, что не ориентируются ни на одну из политических партий и ни одну из них не хотели бы поддерживать.

Этот показатель продолжает быть устойчивым и в середине 90-х годов, с одной лишь поправкой, что разочарование в деятельности этих партий или безразличие начало превращаться в партофобию, активное неприятие огромного количества политически амбициозных людей, создавших огромное количество крошечных, малочисленных и никого не представляющих политических объединений.

Отражением этой партофобии было неприятие не только большинства из 43 политических объединений, претендующих да места в Государственной Думе на выборах в 1995 году, но и уменьшение числа даже тех объединений, которые были поддержаны на выборах 1993 года, но потерпели поражение два Года спустя (“Демократический выбор России”, “Аграрная партия”, “Женщины России”, “Демократическая партия России” ).

Почему же не складывается многопартийность в России?

Очевидно, что одним из факторов становления новых партий является их четкая и понятная людям программа действий, целей и задач. Но заявления, программы новых партий часто не содержат ясно и понятно сформулированных экономических, политических и социальных ориентиров, в результате чего многие из них имеют одно и то же или похожее “лицо”.

Даже беглый анализ состояния дел любой из новых партий показывает, что они не имеют социальной базы. Разговоры о среднем классе только запутывают представление о социальной опоре каждой из них. А раз нет отчетливо выраженных социальных сил, то понятно, почему большинство этих партий малочисленны и, можно полагать, не выдерживают испытания временем.

Не менее актуально звучит вывод, полученный на основе Изучения жизни партий: все они без исключения представляют собой структуры уходящего XX века, а будущее принадлежит массовым движениям и организациям. Анализ социологической информации показывает, что многие движения, такие как “зеленое движение”, социальная защита, будучи организационно рыхлыми, тем не менее пользуются большей поддержкой, чем вновь возникающие политические партии.

Потребуется, судя по всему, какой-то срок, чтобы новые Партии прошли отбор временем. Историческая их перспектива не так радужна, как могло показаться в начале 90-х годов. Несомненно, что им предстоит пройти трудный путь становления и далеко не все из них выживут в политической борьбе. И успех или неуспех многих из них будет зависеть от того, насколько они смогут выразить интересы определенных групп, найти свою социальную нишу.

Все более очевидным становится факт, что жизнь новых партий строится на иных принципах, чем в КПСС. Во многих из них нет монолитности, жесткой регламентации и иерархии, мнимого единства. В их структуре обычно существует несколько идейных течений, которые различаются между собой в средствах и методах достижения цели. Более того, трудности становления уже привели к расколу некоторых из них. Но несомненно одно: многообразие идей в рамках одной концепции становится характерным для многих политических партий.

И наконец, изучение жизни политических партий в условиях демократизации показывает, что их настоящее и будущее определяется тем, насколько они полно, всесторонне выражают чаяния народа. В этой связи еще предстоит осмыслить трагедию КПСС, в один миг рухнувшей под ударами истории.

В жизни нашего общества получилось так, что властные отношения ассоциировались с деятельностью Коммунистической партии. Произошел не оправдавший себя в истории перекос власти, сосредоточение ее в руках у партии, в течение длительного периода встроенной в административно-командную систему. Коммунистическая партия в течение многих лет фактически являлась государственной партией. Это выразилось в том, что все основные вопросы политики и в центре, и на местах не могли быть решены без одобрения или поддержки ее органов. Противоречивость ситуации отразилась и на других общественно-политических организациях, которые отторгались от властных структур, превращались в “приводные ремни”, в безропотных исполнителей чужой воли. Такое положение имело огромные негативные последствия, так как создавались условия для произвола, для авторитарных решений, для протекционизма и замены власти народа властью коррумпированных групп.

Еще один из уроков очевиден придя к власти на основе доверия народа, КПСС постепенно утратила реальные шансы быть выразителем его нужд. В ее деятельности возобладали догматизм, карьеризм, морализаторство, начетничество, декларативность, отрыв политических установок от жизни, чрезмерная вера в чудодейственную силу слова. Все чаще складывалось такое положение, когда идеи существовали сами по себе и, будучи несопоставимы с практикой, объективно не могли влиять на общественное сознание и поведение людей. Горькими издержками аукнулся широко распространенный подход, когда внимание сосредоточивалось на том, каким должно быть в теории то или иное явление, а не на том, каково оно в реальной жизни.

Разъясняя идеи, убеждая людей, партии стремятся мобилизовать их на решение по-своему понимаемых общественных задач. Но если они ограничиваются лишь разъяснением каких-либо взглядов, идей, теорий, сообщением сведений о событиях внутренней и международной жизни, то они выполняют свою роль лишь частично. В не меньшей мере для партии важно, насколько ее поддерживает население. В конечном итоге вес и роль политической партии определяются не тем, сколько в ней членов, а количеством людей, голосующих за нее на выборах.

Ценность каждой политической партии все больше определяется тем, насколько она полно, четко и предметно отражает чаяния и надежды людей, а также их веру в жизненность осуществления обещаний ее лидеров. Поддержка партий, как показывает социологический анализ, зависит не от того, что думает ее политический руководитель, а от того, насколько учитывается настроение людей, что их радует или волнует, что беспокоит, в чем они нуждаются, к чему стремятся и что хотят видеть в своей трудовой и повседневной жизни.

Особо следует отметить и тот факт, что роль любой партии в немалой степени зависит от действительного положения, ценностных ориентиров и убеждений каждого ее члена.

При этом необходимо видеть и противоречивость развития политических структур. Если притязания политических партий учитывают объективный ход исторического процесса, то политические отношения данной общественно-экономической системы развиваются без потрясений. И чем меньше согласуются политические интересы с объективными закономерностями общественного развития, тем больше вероятность коллизий, политических конфликтов и конфронтации (вплоть до революции как способа решения этого противоречия).

В заключение следует подчеркнуть важность социологического изучения лидеров политических партий, их элиты. Политическая обстановка такова, что любая партия нуждается не в функционере, а в руководителе, умеющем повести за собой людей, пользующемся у них безусловным доверием. Социологический их анализ только по образованию, по стажу работы и ряду других показателей оказался неплодотворным, бесперспективным, не отражающим суть новых требований времени, вредным и в научном, и в нравственном отношении. Рейтинги политических руководителей убедительно показывают, насколько глубоко отзываются в сознании людей те или иные политические акции. В то же время они позволяют в большей мере, чем ранее, обеспечить общественный контроль за деятельностью лидеров, их поведением и за принятием ими решений.

ПРОФСОЮЗЫ

Среди общественных организаций видное место, и прежде всего по массовости, занимают профсоюзы. Они заняты вопросами, которые касаются самых различных сторон жизни: экономической, социальной, культурной — и направлены на улучшение труда, быта, отдыха людей. Но главное значение для профсоюзов имеет защита прав и интересов работников, привлечение их к участию в решении производственных и общественных дел. Именно в этом с наибольшей полнотой проявляются самостоятельность и творчество профсоюзов. Анализ их работы свидетельствует, что профсоюзы имеют существенные резервы. В то же время социологические данные показывают, что в общественном мнении сформировалось достаточно негативное отношение к их деятельности.

Это прежде всего касается участия профсоюзов в развитии самоуправления. Многие органы профсоюзов отстали от реальности, превратились в организации, мало влияющие на жизнь трудовых коллективов. Отношения, возникающие в процессе их работы, по своей сути не затрагивают коренных интересов человека, и их влияние весьма ограничено во времени и в пространстве. Это не может не фиксировать общественное сознание и соответственно реагировать на такую систему, которая практически не выходит на решение принципиальных вопросов трудовой и повседневной жизни.

Эффективность работы многих объединений профсоюзов, их компетенция {права и обязанности) и роль в управлении предприятиями, организациями, учреждениями, как показывают исследования, очень низки и слабы, чтобы адекватно отражать интересы большинства народа.

Какие основные проблемы можно обозначить по данным социологических исследований в работе профсоюзных организаций?

Во-первых, очень невысокий статус профсоюзов в жизни общества. Даже в тех случаях, когда их деятельность оценивалась как сравнительно успешная, обычно имелся в виду весьма незначительный круг вопросов, как правило, социально-бытового характера. Многие же острые проблемы, касающиеся труда и быта, социальных и экологических условий жизни, остаются без внимания профсоюзных комитетов. Ограниченность такого подхода становится все очевиднее, отсюда и неудовлетворенность сложившимися формами работы.

Во-вторых, профсоюзы не смогли в полной мере защитить нужды трудящегося человека. Пораженные ядом бюрократизма, они больше провозглашали право быть представителями народа, чем занимали самостоятельные позиции. Вот почему одной из серьезных претензий, предъявляемых профсоюзным лидерам, была подчиненность их действий хозяйственным и государственным структурам, стремление угодить им, а не отстаивать истинные интересы людей.

В-третьих, упущения и недостатки в советское время обусловлены также тем, что в течение длительного периода кадры профсоюзных работников зачастую комплектовались из тех, кто не оправдал доверия на других участках. Эти люди сам факт перемещения на профсоюзную работу рассматривали как наказание, недооценку их способностей соответствовать более высоким критериям. В результате формировался вполне определенный тип поведения, когда на первый план ставились сугубо личные, престижные или групповые интересы, что, конечно, отрицательно сказалось на ответственности за порученное дело.

На такое состояние профсоюзной работы в немалой степени повлияло отсутствие стремления иметь научно обоснованную концепцию своей деятельности. Именно поэтому в обществе стали возникать альтернативные профсоюзные организации, по-иному ставящие проблемы защиты интересов человека.

В начале 90-х годов альтернативные профсоюзные организации заявили о себе достаточно громко — вспомним деятельность профсоюза горняков, которые были в 1989 году зачинщиками шахтерского движения, потрясшего устои советского строя. Но их популярность быстро упала, несмотря на то, что в стачках и забастовках они выдвигали различные требования.

Вместе с тем, несмотря на все издержки, профсоюзы стоят у истоков того движения протеста, которое получает все большее распространение. Наиболее часто используются такие формы давления на органы государственной власти, как забастовки, демонстрации, манифестации, митинги, пикеты. Обычно эти формы выражают экономические требования, а в ряде случаев, особенно когда они проводятся совместно с партиями левой ориентации, выдвигаются и политические лозунги. Иногда эти акции координируются профсоюзами в рамках всей страны (например, Всероссийская стачка в марте 1997 г.).

Однако, несомненно то, что неопределенность профсоюзов в системе распределения общественной власти является одной из причин их слабости, неэффективного функционирования и большого отрыва от реальной жизни людей.

МОЛОДЕЖНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Участие молодежи в общественной жизни вообще и политической в частности всегда было одним из значимых направлений в социологии. Молодежь всегда олицетворяла собой все новое, нарождающееся. Молодые люди всегда больше других желали (и осуществляли) изменений в обществе. Энергия молодых часто вносила коррективы в политическую жизнь. Молодежные объединения всегда носили боевой характер, проявляли большую активность. Поэтому знание состояния и тенденций сознания молодых, их поведения интересует исследователей всех без исключения стран.

Что касается советской молодежи и молодежи России 90-х годов, то они не являются исключением. К середине 80-х годов происходящие в обществе изменения отчетливо выявили кризис в молодежном движении. Данные социологических исследований стали постоянно фиксировать тот факт, что эффективность деятельности комсомола резко упала, молодежь разочаровалась в формах и методах его работы. Отстав от жизни, оторвавшись от молодежи, от реальных процессов, комсомол не мог не прийти к поражению.

К началу 90-х годов монополизм, который долгое время господствовал в молодежном движении, был подорван: появилось большое количество как формализованных, так и самодеятельных организаций молодежи по самым разнообразным злободневным общественным проблемам. Коренное изменение форм и методов их работы, решительный отказ от монополии, заорганизованности, непосредственная связь с жизнью молодежи стали реальным источником жизнеспособности этих молодежных организаций.

Вместе с тем отсутствие точного понимания положения и роли молодежных организаций чревато негативными последствиями, которых можно и нужно избежать, если проблемы отношения молодежи к обществу и общества к ней строятся на учете реально складывающихся тенденций в общественной жизни.

В отечественной социологии накоплен определенный опыт исследования проблем молодежи. Научно-исследовательский центр ВКШ при ЦК ВЛКСМ (с 1990 г. — Институт молодежи), социологи С. -Петербургского (Ленинградского) и Уральского университетов, Института социологии проводили изучение широкого круга вопросов, волнующих молодых людей нашей страны. Наряду с апологетическими исследованиями среди них было немало и таких (см. работы В. Г. Лисовского, С. И. Иконниковой, В. П. Смирнова, В. Ф-Левичевой, В. И. Чупрова и др.), которые достаточно объективно и всесторонне характеризовали состояние общественного сознания молодежи и основные тенденции изменения ее поведения.

С одной стороны, по основным ценностным ориентациям молодежь придерживалась тех же убеждений, что и старшее поколение. Результаты социологических исследований свидетельствовали, что подавляющее большинство молодых людей не так уж плохи, как кажется на первый взгляд: 98% верят в любовь как высшую ценность жизни, 75% ответили отрицательно на предложение бросить работу, если бы они получили наследство. Не менее ярко проявляются и общественно-политические интересы молодежи: они во многом были (слепком с того, что происходило в сознании всего общества (И. М. Ильинский, 1993) ).

С другой стороны, в сознании и поведении молодых людей на первый план выходила проблема статуса молодого человека, его положения и места в жизни общества. Молодежь не устраивали низкие возможности быстрого продвижения по служебной лестнице, плохое материальное обеспечение, сильная опека, ограничения в проявлении творчества.

Одним из препятствий на пути гражданского становления молодежи стало непонимание старшим поколением ее интересов. Хотя это вечно старая и вечно новая проблема, в 70-е годы она приобрела характер острой конфронтации, что не только привело к отрыву части молодежи от интересов старшего поколения, но и лишило привлекательности идеалы, вдохновлявшие молодых в течение длительного времени.

Молодежь давно уже не приемлет снисходительно-покровительственного отношения к себе со стороны старших. В ее среде силен критический настрой. У молодого поколения вызрели трудные для общества вопросы: как относиться к старшему поколению в свете того, что творилось в нашей действительности? кто несет ответственность за преступления против миллионов людей? как избежать повторения ошибок? Приходится признать, что у многих из старших нет особых оснований учить молодых тому, как жить. Вернуть доверие молодых нудным морализаторством и рассказами о том, как геройски и трудно жили, не удается. Основа для совместной работы — тот процесс очищения, который важно довести до конца. Общество находится ныне в таком положении, когда вера старого толка рушится. Рушится там, где она строилась на наивной мечтательности, непродуманных политических решениях и программах, на социальной демагогии.

Место такой веры занимает сомнение, подвергающее проверке новые планы и программы. Если необходимо возродить в душах молодежи идеалы, то следует, как справедливо утверждает И. М. Ильинский, бояться „не разоблачения ошибок прошлого, а неопределенности в том, что и как делать в настоящем, куда и как двигаться дальше. Молодежь при всей ее потребности иметь честную историческую память помыслами и планами устремлена вперед. Но чтобы по-настоящему увлечь молодежь перспективами завтрашнего дня, ее надо заинтересовать уже сегодня. А для этого знать реальные ориентации, ценности, мотивы, которыми руководствуются молодые. Социологические опросы (ВЦИОМ, сентябрь 1996 г., N 669) показывают, что молодежь более оптимистично оценивает свое настроение: хорошим и нормальным его считают 57,5% опрошенных по сравнению с 38,5% людей среднего возраста и 34,5% — людей старшего возраста. Молодежь в большей мере устраивает жизнь, которую они ведут, — 20,2% по сравнению с 7 и 9,3% соответственно лиц среднего и старшего возраста. Но молодежь пугает будущее — безработица, ожидание ухудшения экономического и социального положения.

САМОДЕЯТЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Как показывает жизнь, существующая структура государственных и общественных организаций не могла удовлетворить все многообразие устремлений и чаяний людей. Именно это несоответствие реального положения и желаемых изменений привело к возникновению многих самодеятельных организаций, общественных движений и гражданских инициатив.

Спектр их деятельности оказался самым широким. Их многообразие с трудом подвергается классификации. Но при всех сложностях все же можно выделить несколько групп таких движений: общественно-политические, социальные, экологические, социально-культурные.

Несколько особняком стоят объединения, связанные с проведением досуга, организацией отдыха, времяпрепровождением.

Эти организации в той или иной мере пытаются заполнить ту нишу в общественной жизни, которую долгие годы обходили вниманием, не занимались ею и даже игнорировали ее.

Не все из них выдержали испытание временем. Кроме того, многие существенно разнятся друг от друга по регионам, по своим программам, целям, установкам. Но тем не менее обозначились тенденции, которые объединяют их между собой.

Что касается общественно-политических движений, то они или прогрессировали в сторону создания на их основе политических партий типа “Демократический выбор России”, или стали замыкаться на профессиональных проблемах. Так, движение “Мемориал” на первых порах своего существования в конце- 80-х годов имело четко и ярко выраженную политическую окраску, собрало под свои знамена значительное число людей, заинтересованных не просто в изучении исторических корней происшедшей деформации общества, но и в извлечении уроков для будущих поколений. Постепенно это движение в значительной степени потеряло свой политический запал, превратившись в одну из организаций, связанных с исторической памятью народа.

Еще более показательна судьба народных фронтов, в деятельности которых наряду с собственно политическими проблемами ярко проявились и национальные мотивы. Их развитие протекало в достаточно противоречивой ситуации. Определенная непоследовательность, крайности в политических акциях, амбициозность лидеров привели к резкому снижению их авторитета и практически вывели из реальной политической жизни.

Достаточно четко выкристаллизовываются и экологические движения, суть деятельности которых — объединить единомышленников, обеспечить сохранение окружающей среды, сферы обитания человека, здоровья нынешнего и особенно будущих поколений. Эти движения выдвинули своих лидеров мирового звучания (С. П. Залыгин, А. А. Яблоков, А. Л. Яшин и др.), которые во многом определяют стратегию и тактику действий. На их счету уже немало побед: прекращение работ по перебросу стока северных рек в Казахстан и Среднюю Азию, битва за Аральское море, замораживание строительства канала Волга — Чограй. Стимулировала рост этого движения катастрофа в Чернобыле.

Вместе с тем это движение в условиях кризисной ситуации в России в середине 90-х годов пошло на спад: общественное сознание, которое регистрировало экологическую озабоченность людей в конце 80-х годов как четвертую по значимости проблему (после проблемы экономической неустроенности, политической и национальной напряженности), стало отводить проблемам экологии очень незначительное место (5—6% против 36% в 1989 г.) под натиском проблем физического выживания людей. Однако несомненно, что за экологическими движениями будущее: они во многом будут определять лицо общества, мобилизуя волю и сознание людей на обеспечение экологически безопасной жизни на Земле.

Несколько иначе развиваются движения социальной ориентации. Они обычно создаются для решения конкретных проблем. Речь идет о движениях социальной защиты, милосердия, заботы о пенсионерах, престарелых, о детях без родителей. Насколько остры эти проблемы, говорит хотя бы один факт: 8 из 10 воспитанников детских домов имеют родителей. Здесь тесно переплетены моральные, нравственные проблемы с собственно социальными, которые в не меньшей степени ставят вопрос как об ответственности общества, так и об ответственности людей, давших ребенку жизнь.

На социально-культурном направлении наряду со сложившимися движениями по сохранению памятников истории и культуры мощный импульс получили общества содействия искусству, литературе, живописи, музыке, родному языку и национальной культуре. Практически все национальные образования — республики, округа, диаспоры — создают общества, которые стремятся реализовать права на суверенитет в области духовной жизни.

Во всех крупных городах возникли национально-культурные сообщества и клубы, в которых представители территориально рассредоточенных наций и народностей — диаспор — получают возможность реализовать право общения на родном языке, участвовать в производстве и потреблении духовных ценностей, развивать и поддерживать национальную культуру. В середине 90-х годов стал организационно оформляться еще один вид самодеятельных организаций — землячества.

Итак, процесс становления и обогащения работы как сложившихся, так и новых общественных движений и гражданских инициатив — это залог мобильности, жизненности и эффективности обновляющегося общественного сознания и поведения людей.

ВЫВОД

Тупик в развитии властных отношений всегда в истории преодолевался при помощи новых субъектов политического действия. Таковыми являлись политические партии, общественные движения и инициативы. Более того, можно предположить, что если в ходе развития властных отношений не будут возникать новые общественные образования, то неизменно произойдет нарушение процесса властвования, прервется приток свежих сил и задержится обновление политической структуры общества. Вот почему общественные организации рассматриваются как один из важнейших субъектов, при помощи которого осуществляется процесс демократизации политической жизни.

Литература

1. Лапаев В. В. Становление российской многопартийности // СОЦИС. 1996. № 8.

2. Седьмой съезд народных депутатов Российской Федераций (Социологический анализ). М., 1992.

3. См. подробнее: Дмитриев А. В. Политическая социология в США. Л., 1974.

4. Охотский Е. В. Политическая элита. М., 1996; Понеделков А. В. Элита. Ростов-на-Дону, 1995.

5. Гордон Л., Груздева Е., Комаровский В. Шахтеры-92. Социальное сознание и социальный облик рабочей элиты в послесоциалистической России. М., 1993.

6. Неформалы. Кто они? Куда зовут? М., 1990.

7. Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1996. № 6. С. 58—61.

8. Опыт классификации этих движений осуществлен в кн.: Новые социальные движения в России / Под ред. Л. А. Гордона и Э. В. Клопова. М., 1993.