Расскажи друзьям!

Политическая культура

План

1. Понятие “политическая культура”

2. Носители политической культуры

3. Структура политической культуры

4. Типы политических культур

5. Понятие политическая субкультура

6. Национальные черты политической культуры

7. Политическая культура и политическая система

Политика как деятельность, тем более как профессия, предполагает определенную культуру, технологию осуществления такого рода деятельности. Однако в современной политической науке наблюдается большой разброс мнений относительно того, что представляет собой политическая культура. В частности, некоторые авторы насчитывают более 30 ее определений. Сам термин “политическая культура” впервые был введен в оборот немецким философом-просветителем И. Г. Гердером (1744 - 1803).

Подходить к рассмотрению данного понятия целесообразно на основе предварительного уяснения более общего понятия — культура. Этот термин имеет латинское происхождение, и изначальный его смысл — возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание. Авторы философского энциклопедического словаря культуру определяют, как специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе. Культура есть совокупность материальных и духовных ценностей, а также способов их созидания, в которых закрепляются и передаются от поколения к поколению достигнутые результаты деятельности людей в различных областях общественной жизни.

Деятельность людей в политической сфере представлена системой политических идей, способов и норм поведения, а также специфическими учреждениями. Они есть результат исторического опыта, в них закрепляются память и навыки деятельности отдельных людей и социальных групп по регулированию своих отношений в рамках политически организованного сообщества. Совокупность стереотипов политического сознания и поведения, присущих социальным субъектам и обществу в целом, и составляют политическую культуру, т.е. политическая культура есть исторически сложившиеся, относительно устойчивые политические представления, убеждения и ориентации, а также обусловленные ими модели и нормы политического поведения, проявляющиеся в действиях субъектов политических отношений.

Данное определение сопроводим кратким пояснением. Здесь принципиальное значение принадлежит термину “стереотип”. Мы исходим из имеющего методологическое значение положения о том, что в делах культуры достигнутым надо считать то, что вошло в быт, привычки людей. Поэтому политическая культура включает в себя не всё политическое сознание и политическое поведение, а усвоенные представления, навыки, умения, которые типичны, характерны для данных социальных субъектов. Она как бы образует матрицу политического процесса, “отливающую” сознание и поведение его субъектов в устойчивые, воспроизводимые на протяжении определенного исторического периода формы.

Как было замечено, существуют различные подходы к определению политической культуры. В политологической литературе особое значение придается результатам исследования данного вопроса, полученным американскими социологами Г. Пауэллом и Г. Алмондом. Их понимание политической культуры принято считать классической. Приведем его для сравнения и полноты изложения: “Политическая культура есть совокупность индивидуальных позиции и ориентации участников данной политической системы. Это субъективная сфера, образующая основание политических действий и придающая им значение”. Нетрудно убедиться, что данное определение не расходится в своей сути с тем, которое приведено выше, хотя и акцентирует внимание на субъективной стороне изучаемого явления.

Таким образом, понятия “политическое сознание” и “политическая культура” близки по своему содержанию, но не тождественны. Если с помощью первого раскрываются процессы отражения феномена политики в сознании людей, то с помощью второго показывается, как феномены самого политического сознания реализуются и закрепляются в образцах и нормах политической деятельности. Политическая культура предстает как единство социальных знаний, оценок, ориентации людей и норм, навыков, образцов их политического поведения. Совокупное действие этих элементов политики и задает качественную определенность и устойчивость мышлению и деятельности ее субъектов.

В качестве носителей политической культуры выступают субъекты политических отношений: личности, социальные группы, классы, нации, общество, а также институциональные субъекты власти.

Политическая культура общества — это преимущественно политическая культура доминирующих социальных групп. Она отражает главным образом интересы, общественное положение и особенности исторического развития соответствующей социальной общности. Вместе с тем политическая культура общества несет на себе печать исторических традиций, национальных, географических, культурных, религиозных и иных факторов, унаследованных от прошлого.

Складывающаяся в обществе политическая культура по ходу исторического развития приспосабливается к социальным, в том числе классовым интересам, носитель которых занимает в политической системе господствующее положение. Со сменой приоритетов в общественном развитии, обусловленной выдвижением на первый план иных социальных интересов, доминирующая политическая культура претерпевает определенные изменения, которые, однако, не происходят быстро и автоматически, поскольку в данном случае затрагиваются глубоко укоренившиеся политические стереотипы.

Политическая культура личности формируется под воздействием политической культуры социального класса и общества в целом. Личность воспринимает стереотипы политического мышления, ориентации и поведения, свойственные социальной среде, в которой данная личность находится. Вместе с тем политическая культура каждого человека характеризуется и индивидуальными чертами, в которых отражены личностный опыт, уровень знаний, психологические особенности. Политическая культура личности проявляется в уровне политических знаний, приверженности определенным ценностям, степени гражданской активности, в стиле поведения.

В политической культуре отражается широкий комплекс свойств, присущих процессам и явлениям политической сферы общества. В частности, в ней интегрируются определенные политические знания, ценностные и идеологические принципы, волевые и эмоциональные политические установки, традиции и нормы политического действия, институциональные формы и иные привычные средства достижения политических целей. Следовательно, политическая культура имеет многокомпонентный характер. По крайней мере, в ее структуре можно выделить следующие элементы: когнитивный (англ. соgnitivе — познавательный) ; нормативно-оценочный, эмоционально-психологический и установочно-поведенческий.

Когнитивный элемент политической культуры составляют доминирующие в обществе или наиболее характерные для той или иной социальной группы типичные, укоренившиеся представления о разных аспектах политической жизни общества: о политической системе и ее отдельных институтах; о политическом режиме, механизме власти и управления; о принятии решений и их реализации; о носителях властных полномочий; о собственном месте в политической жизни, компетентности и эффективности участия в политической деятельности. Словом, в качестве когнитивного элемента политической культуры выступают устойчивые стереотипы политического сознания во всех его формах и проявлениях.

Стереотипы политического сознания могут носить характер теоретических обобщений либо существовать в форме обыденных представлений. Во всех случаях источниками их формирования выступают как правдивая информация, так и непроверенные факты, слухи и дезинформация. Однако независимо от того, являются ли сложившиеся политические представления правдивыми или ложными, соответствующий носитель политической культуры руководствуется ими в своей деятельности как истинными. Устойчивые политические представления весьма существенным образом влияют на развитие политического процесса, они являются необходимой предпосылкой его определенности, последовательности и предсказуемости.

Нормативно-оценочный элемент политической культуры образуют характерные для данного общества, определенной социальной группы, отдельного индивида политические ценности, нормы, цели, идеалы. Нормативно-оценочный компонент политической культуры является своеобразным эталоном, по которому данный социальный субъект дает оценку существующим политическим отношениям, ходу политического процесса, выносит вердикт о их соответствии или несоответствии своим социально-политическим нормам, целям и идеалам. Содержание и направленность устойчивых ценностных ориентации обусловливают место политических явлений в жизни личности, группы, общества.

Эмоционально-психологический компонент политической культуры составляют чувства и переживания, которые испытывают социальные субъекты в связи с их участием в политических процессах. К таким чувствам и переживаниям можно отнести, например, жажду социальной справедливости, нетерпимость к социальному и национальному угнетению, любовь к родине, ненависть к врагам, эмоциональный подъем по поводу политических побед или, напротив, мучительные переживания в связи с постигшим поражением. Эмоциональные чувства и психологические переживания составляют неотъемлемую сторону политического сознания и поведения. Сопровождая практически любые проявления социальной активности субъекта и направляя ее на достижение жизненно значимых целей, эмоции и чувства выступают одним из главных элементов механизма регулирования политических отношений. Развитая политическая культура предполагает формирование у ее носителей устойчивых стереотипов в области эмоций, чувств и переживаний.

Эмоционально-психологический компонент политической культуры включает в себя также и иррациональные факторы в сознании и поведении, которые представляют собой сложные и не поддающиеся простому причинно-следственному объяснению побудительные мотивы в действиях людей. Такие факторы проявляются в форме политических мифов, которые есть не что иное, как вера людей в то или иное “светлое”, “прекрасное” будущее. Как и предубеждения, политические мифы есть, главным образом, продукт эмоциональной деятельности людей и опираются на общественные авторитеты. Но в отличие от предубеждений они характеризуются относительной долговечностью и продолжают существовать при определенных изменениях в политической обстановке.

Сказанное о сущности политических мифов вовсе не означает, что в их структуре отсутствует какое бы то ни было рациональное содержание, и что их следует полностью отождествлять с фальшью. Напротив, политические мифы теснейшим образом переплетены с определенными знаниями и представлениями о социальной действительности. Однако более важной является их функция регулятора политического поведения на основе эмоционально-психологических механизмов. Они выступают в роли своеобразного компенсатора недостатка научных знаний в сфере политики. Как известно, наука может обеспечить лишь частичный и подлежащий корректировке образ реального мира, исходя из которого нельзя быть абсолютно уверенным в правильности своих действий. Такую уверенность придает политический миф, который и есть иррациональная по своей природе абсолютная вера в конечную победу, в достижимость поставленных целей. Вот почему каждое крупное политическое движение стремится облечь свои цели в формы мифа” принимаемого массами как надежда, наполняющая смыслом и воодушевлением их коллективные действия.

Установочно-поведенческий компонент политической культуры составляют политические установки и соответствующие стереотипы поведения, которые способствуют переводу представлений и ценностей в плоскость практической реализации. Можно сказать: политическая установка — это отношение субъекта к политическим явлениям, политическое поведение — это тот или иной способ реагирования субъекта на происходящие события. Политическая установка и политическое поведение существуют в органическом единстве, их устойчивые стереотипы составляют непременный компонент политической культуры личности, социальной группы, нации или общества в целом.

Все рассмотренные элементы политической культуры относительно самостоятельны и вместе с тем взаимосвязаны, тесно переплетаются, образуя специфическую целостность. Характер политических знаний и представлений, ценностей и убеждений, эмоциональных состояний и психологических чувств, позиций и установок, преобладающих образцов поведения определяют содержание политической культуры, присущей данному социальному объекту.

Вопрос о типах политической культуры обусловлен многообразием политических систем, различием в уровне социально-экономического, политического и культурного развития стран, их исторических традиций, следствием чего является многообразие политических культур народов, наций, социальных общностей, личностей. Существуют различные способы классификации политических культур.

В основе марксистского подхода к классификации политических культур находится то положение, что существующие в рамках одного и того же типа общества политические культуры имеют общие существенные черты. Соответственно этому выделяются типы политических культур рабовладельческого, феодального и буржуазного общества.

Наиболее разработанную классификацию политических культур на основе данного подхода выполнил польский ученый Ежи Вятр. По его мнению, рабовладельческому и феодальному обществу соответствует тип традиционной политической культуры, характеризующийся признанием священного характера власти и традиции в качестве регулятора политических отношений. В рамках данного типа политической культуры ученый выделяет племенную, теократическую и деспотическую ее разновидности, которые могут различным образом сочетаться друг с другом. В буржуазном обществе Вятр выделяет два основных типа политической культуры: демократический и автократический. Первый характеризуется высокой активностью граждан и их широкими политическими правами. Второй тип политической культуры в качестве идеала государства признает сильную и неконтролируемую власть, ограничивающую демократические права и свободы граждан.

На Западе широкую известность получила типологизация политической культуры, которую предложили американские политологи С. Верба и Г. Алмонд. Она основывается на результатах сравнительного анализа политических культур, существующих в различных странах, в зависимости от степени ориентации людей на участие в политической жизни, в обеспечении функционирования политической системы. Исходным пунктом их подхода является конструирование трех “чистых” типов политической культуры и выведение из них смешанных типов политической культуры. Чистыми типами, по их определению, являются патриархальная, подданническая и активистская (гражданская) политические культуры.

Патриархальная, или приходская, политическая культура присуща социальным общностям, политические интересы которых не выходят за рамки своей общины, деревни или района. Ее отличительной чертой является полное отсутствие у членов сообщества интереса к политическим институтам, к центральным властям. Как местные вожди, так и подданные не испытывают никакого чувства к центральному правительству, их отношение к нему не определяется никакими нормами. В современной действительности самыми близкими эквивалентами такой политической культуры могут быть отношения, существующие в африканских племенах.

Подданническая политическая культура отличается сильной ориентацией социальных субъектов на политическую систему и результаты деятельности властей. но слабым участием в обеспечении функционирования этой системы. Носители подданнической политической культуры осознают существование специализированных политических институтов, имеют к ним отношение негативное или позитивное, но не склонны принимать участия в политической деятельности. От центральной власти подданные в этом случае ожидают либо приказов, либо благ.

Активистская, или гражданская, политическая культура характеризуется сильной ориентацией на существующую политическую систему и на активное участие в политической жизни общества. Носители такой культуры заинтересованы не только в том, что им дает политическая система, но также и в том, чтобы играть активную роль в обеспечении функционирования ее институтов. К власти они относятся не только в плане необходимости подчинения ее предписаниям и решениям, но в плане необходимости своего участия в процессах выработки, принятия и выполнения этих решений. В силу указанных черт данного типа политической культуры его принято называть также культурой участия.

Из смешения элементов этих трех чистых типов возникают еще три вида политической культуры: патриархально-подданническая, подданническо-активистская и патриархально-активистская. Именно эти смешанные типы политической культуры, по мнению Алмонда и Вербы, преобладают в истории различных обществ.

В России и Беларуси существовавшая в дооктябрьский период авторитарно-монархическая разновидность подданнической политической культуры сменилась в советское время авторитарно-вождистской ее разновидностью. Важнейшим признаком последней являются примат государства над человеком, тотальное подчинение индивида так называемым высшим государственным интересам, превращение его в “винтик” огромного социального механизма, направляемого волей вождя. Носитель авторитарно-вождистской политической культуры в своем поведении ориентируется не на нормы закона, не на принципы функционирования различных политических институтов, а на волю вождя, начальника. Обозначившийся ныне переход к демократической политической системе невозможен без преодоления прежней, авторитарно-вождистской, политической культуры, которая все еще проявляется в психологии и поведении широких слоев населения.

В любом обществе наряду с политической культурой существуют различные политические субкультуры. В литературе субкультура рассматривается, как совокупность политических ориентации, значительно отличающихся от ориентации, доминирующих в данном обществе. Речь идет об особенностях политических культур различных социально-демографических и профессиональных групп. Так, различают политическую субкультуру молодежи, женщин, интеллигенции, творческой элиты, служащих государственного аппарата, деревенскую, городскую, этническую субкультуру и т.д. Особенности каждой из подобных политических субкультур обусловлены различиями положения общественных групп в экономической и социальной структуре общества, а также этническими, расовыми, религиозными, образовательными, половозрастными и другими особенностями.

Наличие в обществе множества политических субкультур может оказаться источником дестабилизации общественно-политической жизни. Иногда отдельные субкультуры настолько отличаются от общей политической культуры, что могут рассматриваться в качестве самостоятельных контркультур. Стабильности общества способствует единство его политической культуры. Видимо, нереальной является задача преодоления множественности политических субкультур. Однако можно и следует стремиться к совместимости между различными субкультурами, к согласию всех социальных групп по коренным вопросам жизни общества.

В обществоведческой литературе весьма часто употребляются понятия “национальный характер”, “национальный менталитет”. Термин менталитет (ментальность) — латинского происхождения (лат. mens — ум, мышление, образ мыслей.). В социологии этим термином принято обозначать совокупность установок и предрасположенностей индивида, социальной группы или народа действовать, мыслить, чувствовать и воспринимать мир определенным образом. Это понятие характеризует глубинные черты сознания и поведения, оно в концентрированном виде отражает единство высоко рационализированных форм сознания (науку, философию, политическую идеологию, религию и т. П.) и мира бессознательных структур, неосознанных культурных кодов, определяющих поведение людей. На уровне ментальности “пересекаются” природные и культурные, рациональные и эмоциональные, сознательные и бессознательные, личностные и общественные компоненты структуры индивидуального и коллективного сознания и поведения.

Национальный менталитет, или национальный характер, формируется на протяжении длительного времени, охватывающего практически всю историю данного народа. Конкретные черты характера народа складываются в зависимости от его традиций, культуры, социальных структур, внешней, природной среды обитания. В свою очередь сама ментальность выступает как порождающее сознание, задавая определенные образцы мышления и поведения личностей, социальных групп и народа в целом. Таким образом, национальный менталитет — определенный способ видения мира и типичных образцов социального действия, регулирующих поведение народа на протяжении длительного времени.

Политологию интересуют особенности национального менталитета с целью выяснения его влияния на политическую жизнь, на политическую культуру общества. К настоящему времени накоплена обширная литература, посвященная анализу типичных черт национального характера и обусловленных ими стереотипов политического поведения различных народов.

Например, в национальном характере белорусов чаще всего отмечают такие черты, как трудолюбие и выносливость, рассудительность и неторопливость, мягкость характера и добродушие. Вместе с тем для значительной части белорусов характерны пассивность и нерешительность, отсутствие настойчивости и рискованности, малоразговорчивость. Белорусы, как правило, отличаются послушностью и даже покорностью представителям власти им свойственно стремление к мирным отношениям с другими народами. Все это предопределяет эволюционный характер развития политической жизни Беларуси, отсутствие здесь почвы для радикальных политических движений.

Издавна предметом внимания исследователей являются особенности национальной ментальности русского народа. Наиболее обстоятельное изложение данного вопроса можно найти в книге известного философа Н. О. Лосского “Характер русского народа”. Автор приходит к выводу, что основной, наиболее глубокой чертой национального характера русского народа является его религиозность и связанное с нею искание абсолютно совершенного царства бытия. Русский человек обладает чутким различением добра и зла, зорко подмечает несовершенство общественных установлении и учреждений, никогда не удовлетворяясь ими. К числу важнейших свойств русских философ относит также страстность, волю, свободолюбие, склонность к анархизму, доброту, даровитость, мессианизм, нигилизм, максимализм.

Интересные выводы относительно влияния национальной ментальности русского народа на его исторические судьбы сделал академик Д. С. Лихачев. В этом отношении он считает важными такие черты национального характера русских, как преданность идее свободы личности и стремление во всем доходить до крайностей, до пределов возможного и притом в кратчайшие сроки. По его мнению, вторая из отмеченных черт — доведение всего до пределов возможного — составляет истинное несчастье русского народа. Именно из-за данной особенности своего национального характера Россия часто оказывалась на грани чрезвычайной опасности.

Видимо, эта черта национальной ментальности русских не в последнюю очередь способствует и тому, что история России сопровождается периодической “перестройкой” всех основ общественной жизни. За последнюю тысячу лет таких крупных “перестроек” общества, его самоотрицания усматривается, по крайней мере, пять: первое — это отрицание своей языческой сути, обращение к христианству, что сориентировало страну на западную модель развития; второе — осуждение феодальной раздробленности через образование централизованного Московского царства, что обусловило поворот к деспотическому азиатскому Востоку; третье отрицание связано с Петровскими реформами и, как легко видеть, ориентировано обратно с Востока на Запад; четвертое — это революция 1917 г., которая снова повернула вектор развития с Запада на Восток; наконец, пятое самоотрицание — это нынешние перемены, которые, несомненно, ориентируют общество на западную модель развития.

Между политической культурой и политической системой общества существует тесная взаимосвязь. Стереотипы политического поведения в той или иной степени аккумулируются в деятельности политических институтов. В целом институциональная структура политической системы закрепляет в политическая системе сложившиеся формы политических отношений, а политический режим выступает как итог политико-культурного развития общества. Вместе с тем существует и обратное влияние, хотя и менее сильное, — на базе одной и той же политической культуры могут возникать и эффективно действовать различные модификации политической системы, в том числе и отличающиеся существенно.

Таким образом, политическая культура — это система исторически сложившихся, относительно устойчивых и воплощающих опыт предшествующих поколений людей установок, убеждений, представлений и стереотипов поведения, проявляющихся в непосредственной деятельности субъектов политических отношений. Фиксируя принципы, нормы и институциональные механизмы их взаимоотношений, политическая культура тем самым обеспечивает воспроизводство политической жизни общества на основе исторической преемственности. При этом она выступает как объективная данность, являющаяся не простым внешним отражением существенных черт политического процесса, но его внутренней, органической частью. Вплетенная в контекст существующих общественно-политических отношений, в структуру социальной деятельности, политическая культура возникает и эволюционирует вместе с этими отношениями.

Углубленное изучение политического сознания и политической культуры является непременной стороной познания политической жизни любого общества. Именно они во многом объясняют истоки, характер и особенности конкретной политической системы, существующие в обществе политический режим, поведение общественных групп, динамику и направленность политических процессов. Необходимость изучения политического сознания и политической культуры диктуется также потребностями в прогнозах политического поведения людей, без чего невозможна результативная практическая политика.

Литература

1. Арон. Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1994 г.

2. Гаджиев К. С. Политическая наука. М., 1994 г.

3. Каменская Г. В. Родионов А. Н. Политические системы современности. М., 1994.

4. Мельников М. Е. Политология. Учебник. Мн., 1998 г.