Расскажи друзьям!

Основы социального развития

Современное понимание основ социального развития исходит из того, что социальная политика государства должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В связи с этим важным является охрана труда и здоровья людей, установление гарантированного минимального размера оплаты труда, обеспечение государственной поддержки семьи, материнства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развитие социальных служб, установление государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты (среди которых особо выделяется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и др.) (1,стр. 8).

Провозглашенная политика перехода от жестко планируемого способа хозяйствования к рыночным отношениям от тоталитаризма к демократии сопровождается серьезными социальными издержками чреватыми не только бедами для отдельных личностей, но и потерями для духовного и физического существования некоторых слоев населения. В их основе – свертывание отечественного производства, рост межэтнической розни, огромный урон, который ныне несут наука, образование, культура, здравоохранение и т.д.

Подобные негативные процессы обуславливают падение уровня и качества жизни населения ухудшение положения его слабо защищенных слоев, наблюдается разрыв социальных связей, деградация социальной инфраструктуры и появление реальной угрозы человеческому потенциалу страны.

Резко обостряется социальная дифференциация. В этом плане ярко характеризует социально-экономическую ситуацию в России следующий показатель. По данным статистики уровень жизни 10% наиболее обеспеченных людей в 15 раз превысил уровень жизни 10% наименее обеспеченных. В действительности же этот коэффициент достигает 30, на Западе составляет 10-12. Уродливость социальной пирамиды оттеняет и то, что на самой ее вершине – небольшая группа богатых (0,2%) которую обслуживает довольно значительный слой (4%). В середине 90-х годов около 50 млн. людей находились за чертой бедности. Тенденция обнищания молодых и работоспособных усиливается. И это результат глубокого экономического кризиса, который переживает Россия.

Трудоспособное население страны все чаще сталкивается с таким социальным бичом как безработица. В 1995г. общее число безработных составило 5,6 млн. человек, в том числе около 2 млн. официально зарегистрированных.

На начало 90-х годов в органах социального обеспечения на учете было 4,3 млн. человек получивших пенсию по инвалидности, на которую трудно выжить. В сельской местности доля стоящих на учете инвалидов выше, чем в городе. В 1993г. на учете в лечебно-профилактических учреждениях России состояло 5,1 млн. психических больных, в том числе 2,6 млн. больных алкоголизмом и наркоманией.

Демографические показатели России одни из самых низких. В Р.Ф. происходит депопуляция (снижение численности населения). К середине 90-х годов рождаемость сократилась до 1,3 рождения на семью, в то время как для простого воспроизводства семьи она должна быть не менее 2,1. До половины детей рождается больными, около 20% новорожденных появляются на свет вне брака, многие дети растут в неполных семьях, в детских домах, в семьях алкоголиков и наркоманов.

Катастрофически растет заболеваемость, прежде всего врожденная. В России все чаще воскрешаются болезни, казалось бы, давно нейтрализованные – тиф, холера, дифтерия, чесотка. Во многих школах дети страдают от педикулеза.

В то же время бедствует здравоохранение, в первую очередь система профилактики и санитарной службы.

Социальные невзгоды, стрессовые ситуации привели к тому, что по статистике самоубийств Россия вышла на первое место в мире. Примерно 50 тыс. человек в год кончают жизнь самоубийством (или 40 на 100 тыс. населения, что в 3 раза выше, чем в США и в 4 раза выше, чем в Англии)! Особенно большой рост самоубийств наблюдается среди мужчин. 71 человек на 100 тыс.

В России ежегодно кончают жизнь самоубийством из-за жестокого обращения примерно 2 тыс. детей, 50 тыс. несовершеннолетних уходит из дома и 20 тыс. из детских садов и интернатов.

Над многими людьми начинает довлеть страх нищеты в старости. А большинство ветеранов-пенсионеров уже сейчас входит в общество с рыночной экономикой абсолютно нищими, без всяких накоплений, которые были сметены известными “экономическими” решениями, громадными темпами инфляции последних лет.

Наличие определенной массы крайне нуждающихся, уязвимых и незащищенных жителей России делает чрезвычайно актуальной проблему социальной помощи (5, стр. 5-8)

Среди множества разнообразных черт, определяющих соотношения и тенденции развития современного общества, есть две характерные черты, значение которых трудно переоценить.

Первая из них выражается в том, что деятельность государства приобретает в официальных документах все большую и большую социальную направленность, т.е. при определении приоритетов развития все более и более учитываются потребности человека как высшие ценности общества, в соответствии с которыми строится государственная социальная политика. Неотъемлемой сферой деятельности любого цивилизованного общества становится создание и совершенствование разветвленной и эффективной системы социальной защиты, основной целью которой является всестороннее оказание разовой и/или постоянной помощи индивиду (группе), попавшему в трудную жизненную ситуацию, с целью обеспечения наиболее полной ее самореализации.

Переживаемый российским обществом кризис характеризуется обострением множества социальных проблем, порожденных не только реформированием экономики, но и крушением системы ценностей, падением нравственности.

Подобно всем социальным институтам, институт социальной защиты и социальной работы в конечном счете выполняет важнейшую для государства и общества задачу – задачу стабилизации и сохранения социума, поддержания и гармонизации существующих общественных отношений и обеспечения условий для его всестороннего развития – т.е. по сути дела является одним из существенных факторов обеспечения стабильности и безопасности государства.

Социальная работа как таковая, этична в своих исходных моментах и по своей сущности является проявлением высокого гуманизма и общественной нравственности; в ней не существует таких ограничений, предписаний и норм, которые бы игнорировали духовные ценности и моральные принципы, одобряемые обществом (3, стр. 3-5).

Ныне резко изменившаяся социальная обстановка в стране, процессы обострения социальных отношений требуют осмысления, анализа и обобщения. Необходимо выработать научно обоснованную концепцию социальной работы с населением, разработать социальные технологии, понятные и убедительные приемы организации и проведения социальной работы.

Как свидетельствует мировой опыт, во многих странах без учета деятельности социальных работников не обходятся ни программы социального развития, ни социальная политика государства. Специалисты в этой области широко используются в качестве экспертов при подготовке законодательных актов, принятии решений местными органами власти и общественными организациями.

Практика показывает (и у нас особенно), что часто люди сталкиваются с проблемами, которые не могут решить ни они сами, ни члены их семей, ни друзья, ни соседи, ни даже доброжелательные чиновники. Для этого требуются люди особой профессии – социальные работники (2, стр. 6).

Затянувшееся кризисное состояние, неясность перспектив развития, усталость населения, состояние аномии, то есть распад существовавшей системы морально-нравственных ценностей и отсутствие внятной общепринятой новой системы, – все это приводит к тому, что в психологической поддержке нуждается все больше людей. Усложнение структуры гражданско-правовых отношений, появление множества нормативных актов, ряд которых противоречит прежде существовавшим или друг другу, усиливают потребность в правовом консультировании. Нужда в поддержке в условиях безработицы или угрозы безработицы, в содействии самозанятости и самообеспечению повышает роль социальных служб, оказывающих помощь в этой области. Все это позволяет сделать вывод, что в условиях России потребность в социальной работе является особенно острой и всеобщей (1, стр. 37).

Социальные работники помогают всем нуждающимся решать проблемы, возникающие в их повседневной жизни и в первую очередь тем, кто не защищен в социальном плане: пожилым людям, инвалидам, детям, лишенным нормального семейного воспитания, лицам с психическими расстройствами, алкоголикам, наркоманам, больным СПИДом, семьям из групп “риска”, лицам с девиантным поведением и др. (1, стр. 8).

Социальная работа – универсальный социальный институт: ее носители оказывают помощь всем индивидам независимо от социального статуса, национальности, религии, расы, пола, возраста и иных обстоятельств. Единственный критерий в этом вопросе – потребность в помощи и невозможность своими силами справиться с жизненным затруднением.

Хотя среди лиц, занимающихся социальной работой, немало людей, которые принадлежат к той или иной конфессии, однако сам институт социальной работы имеет светский характер, являясь атрибутом гражданского общества (1, стр. 32).

История социальной работы в России насчитывает более тысячи лет. Началом ее следует считать договор 911 г. князя Олега с греками, который содержал в себе моменты, называемые ныне социальной работой.

И хотя помощь ближнему всегда была характерна для славянских народов, именно этот договор был первым документальным свидетельством заботы государства о тех своих гражданах, которые в этой заботе нуждаются.

Подлинным толчком для развития благотворительности в России стало принятие христианства.

С принятием в 988 г. христианства в России стала активней развиваться традиция личной благотворительности русских князей, которая носила уже религиозный характер. Великий князь киевский Владимир Красное Солнышко, Креститель, “Отец сострадания”, уставом 996 г. официально вменил в обязанность духовенству заниматься общественным призрением, определив десятину на содержание монастырей, церквей, богаделен и больниц. Почти сразу после крещения Владимир занялся богоугодными делами: строил церкви, которые стали не только фундаментом веры, но и основой научного знания, книжного дела; основывал школы и училища, ставшие первой ступенью народного просвещения России.

Владимир строил не только училища. Гораздо большее рвение он проявил к устройству церкви, а также к благотворительности, чем и заслужил безмерную любовь народа. Многие летописцы сообщают о щедрости князя как о чем-то небывалом. Владимир устраивал пиршества на княжеском дворе не только для бояр и знати (градских старцев), но и для людей бедных, всячески стараясь удовлетворить их нужды.

Его благотворительность распространялась и на тех, кто не мог прийти за помощью на его двор. Князь велел своим людям развозить по улицам хлеб, мясо, рыбу, овощи и раздавать по дворам нищим и убогим. Нестор объясняет такое человеколюбие Владимира действием христианского учения. Он говорит, что слова из Евангелия “блажены милостиви, яко тем помиловани будут” и Соломоновы “дая нищему, богу в земле даете” так подействовали на князя, что внушили ему необыкновенную любовь к благотворению и милосердию.

Итак, Владимир, первый русский князь-христианин, начавший с убийства своего брата Ярополка, приняв христианство, стал ярким примером высочайшего покровительства над бедными, нищими и убогими. В его лице объединилась личная и государственная благотворительность. Жертвуя на богоугодные дела как частное лицо, он был тем не менее первым человеком в государстве, да и тратил деньги, поступающие в казну из налогов, которые платили русские труженики. Так что здесь мы видим государственную и частную благотворительность тесно сплетенной, вернее сказать, еще не разделенной. Эта традиция долго продолжалась в России – руководствуясь христианскими заповедями, князья и цари оказывали благотворительную помощь вроде и личную, но на деньги из казны, которые они считали своими. Все же и такая благотворительность характеризует их только с положительной стороны, ведь они могли потратить деньги и на свои личные нужды.

Начинания Владимира продолжил его сын Ярослав, который основал училище на 300 человек. Это училище было первым настоящим учебным заведением в России. Однако более всего Ярослав прославился составлением первого письменного русского свода законов – “Русской Правды”. “Русская Правда” состоит из 37 глав и, кроме статей уголовного характера, имеет статьи социальной направленности, что было необычно для молодых государств Европы.

Так, в XXXI главе мы видим пример заботы о подрастающем поколении. Касаясь раздела наследства, Ярослав говорит: “Двор отцовский всегда без раздела принадлежит младшему сыну”, имея в виду, что младший сын всегда более старших братьев не защищен в социальном плане. И если раньше, до написания и вступления в силу “Русской Правды”, старшие братья могли решить спор силой, то теперь младшие сыновья были защищены законом. Это было простое и мудрое решение. В тоже время в Западной Европе столь важный социальный вопрос решен не был, в результате чего во многих европейских странах сформировался особый класс рыцарей-разбойников, состоящий почти целиком из младших дворянских сыновей, которые в юном возрасте были изгнаны из дома своими старшими братьями, забравшими себе все наследство.

Вообще, законы Ярослава относительно попечительства над детьми очень гуманны для тех времен: в них заложены главнейшие по своей проблемности вопросы. Например, глава XXXII определяет отношения при разделе наследства между детьми одного отца, но разных жен. Был также решен вопрос о наследстве детям в случаях, когда нерадивая мать “проедала” это наследство. Здесь же едва ли не в первые проявляется забота и о самой женщине: “Но дети не могут согнать вдовствующей матери со двора или отнять, что отдано ей супругом”.

Чтобы избежать сиротства при живой родительнице, Ярослав велел передавать детей ближайшим родственникам, если мать выйдет замуж вторично. Конечно, это было не совсем справедливо по отношению к матери, но, думается, являлось своего рода страховкой от возможного дурного обращения отчима с детьми.

“Русская Правда” явилась первым славянским законом, включающим в себя подобие социальной программы. О важности для Ярослава социальной темы свидетельствует тот факт, что из 37 статей этого закона 8 целиком посвящены проблемам детской защищенности. Эта первая попытка составления русского свода законов так или иначе определила все дальнейшее законотворчество на Руси. Последующие своды законов во многом строились по образцу и подобию “Русской Правды”, так что в русской юридической практике с самого начала прочно утверждали основы социальной политики.

Внук Ярослава Мудрого, правнук Владимира Святого Владимир Мономах создал первое в своем роде нравственное поучение, обращенное к младшему поколению. Оно наполнено искренностью и христианской человечностью. “О дети мои! Хвалите бога! Любите также человечество. Не пост, не уединение, не монашество спасет вас, но благодеяния. Не забывайте бедных, кормите их и мыслите, что всякое достояние есть божие и поручено вам только на время… Будьте отцами сирот; вдовицу оправдывайте сами; не давайте сильным губить слабых. Не убивайте ни правого, ни виноватого: жизнь и душа христианина священны”.

Итак, мы видим, что первые века христианства на Руси были отмечены душевной простотой его ревнителей, которые свято верили и точно соблюдали евангельские заповеди. Для них христианская гуманность, вера в силу добра, убежденность в важности человеколюбия не были отвлеченными нормами, а, наоборот, являлись непреложными истинами, не выполнять и не следовать которым они считали для себя невозможным.

На протяжении веков средоточием социальной помощи были церкви и монастыри. Под их руководством русские люди учились понимать и исполнять заповедь о любви к ближнему. При общественной неурядице, при недостатке безопасности для слабого и защиты для обижаемого следование этой заповеди полагали прежде всего в подвиге сострадания к страждущему, а ее первым требованием признавали личную милостыню. Идея этой милостыни была положена в основание практического нравоучения; потребность в подвиге сострадания воспитывалась всеми известными тогда средствами духовно-нравственной педагогики. Любить ближнего – это прежде всего накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице. Человеколюбие на деле значило нищелюбие. Благотворительность была не столько вспомогательным средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья: она больше была нужна самому “нищелюбу”, чем нищему. Целительная сила милостыни заключалась в том, чтобы, смотря на слезы и страдания, самому пострадать с ним, пережить то чувство, которое называется человеколюбием.

Нищенство на Руси считалось не экономическим бременем для народа, не язвой общественного порядка, а одним из главных средств нравственного воспитания народа, практическим институтом благонравия, состоящим при церкви.

Стоит ли удивляться тому, что при подобном взгляде на нищенство вокруг церквей и монастырей сложились со временем целые слободки, где жили люди, основным источником существования которых стала милостыня. Люди порой начинали нищенствовать не потому, что неожиданно впадали в нужду, а потому, что это было выгоднее, чем честным трудом зарабатывать свой хлеб. Нищих было несколько категорий: “блаженные” — раздавали все свое имущество и добровольно несли крест терпения и смирения “Христа ради”; “юродивые” — прорицатели, ясновидцы, вразрез с нынешними представлениями отнюдь не сумасшедшие. Чаще всего симулировали безумие; “немощные” — слепые, старые, “настоящие” душевнобольные, все те, кто не мог добывать на пропитание иначе как “милостынькой”; “гулящие” — те, кто бродяжничал в собственное удовольствие или скрывался от властей.

Российское законодательство делило нищих на 4 категории (правда, это было уже много позже — в XIX в., но мы сразу скажем об этом, чтобы уже не возвращаться к этому вопросу). Здесь были: 1) те, которые не могут своим трудом добыть пропитание; 2) те, кто по сиротству и временным болезням впал в нужду, но может работать; 3) те, которые могут трудиться, но нищенствуют по лености и дурному поведению; 4) те, кто по случайным обстоятельствам впал в крайнюю нужду.

Борьба с профессиональным нищенством могла пойти только во благо общества. Пожалуй, первым российским самодержцем, решившим искоренить попрошайничество насильственными методами, был Петр I. В именном указе Стрелецкому приказу от 30 ноября 1692 г., опубликованном еще от имени Ивана и Петра Алексеевичей, он велел записать: “Известно ему, Великому государю, что на Москве гулящие люди, подвязав руки и ноги, притворным лукавством просят на Христово имя милостыни, а по осмотру они все здоровы”. Таких людей царь велел ловить и отправлять по месту жительства, беглых крестьян отправляли к их помещикам. Повторно уличенных в попрошайничестве били кнутом и ссылали в Сибирь. По указу 1712г. всех “ленивых прошаков” без разбора били прилюдно на площадях, клеймили и ссылали на каторжные работы. “Амнистии” не полагалось никому — ни старым, ни больным, ни сумасшедшим (правда, позже Петр ввел “освидетельствование дураков”). С 1718 г. карали и дающих милостыню — первый штраф 5 рублей, второй — 10. Петр не запрещал милостыню вообще. Хочешь — отдай деньги в богадельню, приют и т.д., благо их к тому времени было уже много. Такая политика не могла, естественно, понравиться людям, которые привыкли к исторически сложившимся традициям Руси.

Указ 1712 г. “О воспрещении нищенства” не пересматривался преемниками Петра I в течение тридцати семи лет. Лишь дважды Сенат сделал исключение. В первый раз послужил тому страшный голод 1734 г. Второй раз — частный случай: ослепшему киевскому гражданину дозволили собирать милостыню для уплаты долга в 200 рублей, “дабы не пойти по миру с семьей”.

Естественно, деятельность Петра I заключалась не только в борьбе с нищенством. Первый русский император практически подошел к созданию системы общественного призрения. При нем обязанность строительства и содержания больниц лежала на приказах, сначала Патриаршем, с 1701 г. — Монастырском, а с 1721 г. — относилась к Святейшему правительствующему Синоду и Камер-конторе. Главный магистрат и воеводы должны были приступить к устроению больниц, богаделен, сиротских домов, домов для призрения незаконнорожденных младенцев, домов смирительных и домов прядильных для людей “праздношатающихся и им подобных”. Изданы были правила, чтобы города, общества, помещики и все места и лица, управляющие казенными и партикулярными домами, вотчинами, старались о прокормлении и призрении нищих и убогих их ведомств, не допуская их ходить по миру для прошения милостыни. Наблюдать за этим должна была полиция.

Некоторой предтечей пенсионного законодательства являются указы о призрении “не имеющих чем жить” младших офицеров и солдат (1722 и 1723 г. соответственно). Предполагалось, что они должны были идти жить в монастыри или богадельни, где офицерам даже полагалось жалованье.

Очень интересен указ Петра I от 16 января 1721 г., где впервые шла речь о том, что бродяги являются социально опасным элементом. При этом делались очень убедительные ссылки на Библию.

Преемники Петра продолжили борьбу со “шляющимися”, думается, заботясь в основном о внешней благопристойности государства. Хотя указ 1734 г. был очень интересным исключением: в связи с голодом было решено нищих из Москвы не высылать до начала в деревнях “работной поры” и до первого мая не брать с них за содержание на фабриках, мануфактурах и во всяких работах. Недолгое царствование Петра III было отмечено указом 1762 г. о том, чтобы безумных не в монастыри определять, а построить для них особый дом (это было официальным признанием того, что безумие — болезнь).

К эпохе царствования Екатерины II относится становление системы общественного призрения. Так, указ от 7 ноября 1775 г. предписывал в каждой губернии открыть под “председательством гражданских губернаторов особые приказы Общественного призрения”. На эти приказы были возложены обязанности — устраивать и содержать народные школы, сиротские дома, больницы, аптеки, богадельни, дома для неизлечимо больных, для психически больных, работные и смирительные дома.

Нельзя сказать, что эта система была совершенна. Но попытки государства охватить все слои населения, нуждающиеся в социальной защите, были налицо. Вскоре же выяснилось, что в стране полно калек (что было связано с войнами) и казенных средств на их содержание не хватает. В российском правительстве вызревала мысль о том, чтобы попечение о нищих и калеках сделать общественным, а не только государственным, и что нет ничего зазорного в привлечении милосердных людей к посильной помощи в решении данной проблемы. С большой неохотой Екатерина согласилась с этой идеей, а усердное чиновничество “довело ее до кондиции”, в результате чего призрение превратилось для общественности в добровольно-обязательное попечение, но под присмотром государственных органов. Полное воплощение эта идея получила при Александре I, когда убедились, что призрение для правительства — ноша чрезмерная, и без общественности не обойтись. Для того чтобы привлечь внимание жертвователей, самому делу призрения был придан статус национально значимого деяния. Не случайно к делу призрения были подключены члены императорской семьи в ранге высочайших покровителей. При этом учтены были и пожелания жертвователей, которые сводились к тому, чтобы любая помощь с их стороны была индивидуализирована, т.е. средства жертвователей не перечислялись на статью госбюджета, а направлялись на реализацию заявленной ими идеи и были именными (мы сейчас назвали бы это “адресной помощью”).

Стремясь не допускать пассивности общественности, Александр I включил призрение в сферу общественного самоуправления, оставив за правительством функцию общего руководства этим деликатным процессом. Александр I подписал закон, по которому призрение в России передавалось организациям и ведомствам, разделенным на несколько типов. Они получили название “учреждений, на особых основаниях управляемых”. Таким образом, в России была создана гибкая, дифференцированная и чрезвычайно эффективная система государственно-общественного призрения, которая не только поражала иностранцев своим совершенством, но часто служила примером для других развитых стран. Система эта постоянно совершенствовалась, уточнялась, частично изменялась.

К концу XIX в. насчитывалось 14854 благотворительных учреждения (общества и заведения), причем их условно можно было разделить на две группы — учреждения, которые относились к министерствам и ведомствам, преследующим только благотворительные цели, и ведомства, не имеющие специального благотворительного назначения. К числу первых относились: Ведомство учреждений Императрицы Марии, Российское общество Красного Креста, Императорское человеколюбивое общество и попечительство о домах трудолюбия и работных домах. Во вторую группу входил целый ряд учреждений — Ведомство православного исповедания и военного духовенства, Министерство внутренних дел, Министерство юстиции, Министерство народного образования и др.

Общая сумма средств благотворительных учреждений к концу прошлого века выражалась огромным числом — 404843798 рублей, из которых стоимость недвижимости составляла около 35%, остальное — денежные суммы. Они складывались из процентов с капиталов, дохода от недвижимой собственности, членских взносов, случайных поступлений от жертвователей, от концертов, лотерей и т.д.

Эта система, опирающаяся на российское законодательство, не была лишена недостатков. Главными из них были: неясность определения тех категорий людей, которые имеют право на общественное призрение; вопрос о том, из каких средств должны покрываться расходы по общественному призрению; степень родства людей, обязанных содержать своих попавших в беду родственников.

В результате реформ второй половины XIX в. в России появились земства, которым были переданы вопросы местного самоуправления и, естественно, решение некоторых вопросов общественного призрения. Но откуда могли они взять денег, к примеру, для помощи здоровому человеку, оставшемуся без работы и имеющему семью, если в законодательстве не было предусмотрено страхования на случай безработицы?

Для решения этих и целого ряда других вопросов в конце прошлого века была образована (по высочайшему повелению) комиссия для пересмотра действующего законодательства о призрении бедных. Но войны, а затем и революции помешали увидеть результаты деятельности этой комиссии.

В первые послереволюционные (и послевоенные) годы деятельность Советского правительства, помимо восстановления хозяйства, была направлена также на повышение благосостояния трудящихся.

Пока еще отсутствовало понятие “социальное обеспечение”, но были сделаны первые шаги к нему.

В 1918 г. (впервые после установления Советской власти) по личному указу В. И. Ленина всем центральным и местным органам управления была поставлена задача по выделению вопросов социальной помощи и поддержки трудящихся в отдельную систему исследования. “Оказать энергичную поддержку всех и всяких начинаний, направленных к улучшению дела снабжения населения продовольствием и промышленными товарами, социального страхования и социального обеспечения, жилищного строительства, здравоохранения, курортного обслуживания трудящихся”.

В условиях нэпа, дорогу которому открыл Х съезд РКП(б) в 1921 г., обеспечение трудящихся приобретало все новые направления. Так, широкое применение находила система социального страхования.

В год образования СССР изменилось само понятие “социальное обеспечение”. Теперь оно звучало так — “государственная система материального обеспечения и обслуживания всех граждан СССР в старости, болезни, при полной или частичной утрате трудоспособности, а также многодетных семей. Осуществляется за счет государственных и общественных средств”.

Особое внимание стало уделяться пенсионному обеспечению и пособиям. Было создано несколько пенсионных страховых фондов (негосударственных). Под личным наблюдением Ленина, а затем министра здравоохранения Семашко была налажена система организации правильного отдыха трудящихся (открыты первые санатории, профилактории и дома отдыха). В 1922 г. был издан указ СНК о защите рабочих на особенно вредных производствах и их реабилитации в случае получения увечья или инвалидности вследствие этого. Тогда же стали появляться первые государственные страховые общества и компании.

В 1924 г., на II Съезде Советов СССР была принята первая Конституция СССР. Она внесла изменения в систему социального обеспечения, теперь уже населения, а не трудящихся, как было раньше, и его же социального страхования. Это звучало так: “Должно быть произведено полное социальное страхование рабочих:

а) для всех видов наемного труда;

б) для всех видов потери трудоспособности.

Именно: от болезней, увечья, инвалидности, старости, профессиональных болезней, материнства, вдовства и сиротства, а также безработицы”.

К 1929 г. Советская власть в законодательном порядке утвердила полное социальное обеспечение всех трудящихся, всех видов потери трудоспособности и впервые в мире — от безработицы, за счет нанимателей и государства, при помощи профессиональных союзов.

Все это, а также бесплатная медицина и образование приводило в изумление иностранцев. Социальное обеспечение населения на таком высоком уровне существовало только в нашей стране.

Естественно, что решение социальных вопросов зависит от экономики государства. Поэтому в нашей стране социальные задачи традиционно включались в экономическую политику. И только с конца шестидесятых годов социальная политика выделяется в особое направление деятельности партии, хотя и была тесно связана с экономический деятельностью, например повышение благосостояния трудящихся.

О социальной политике много говорилось в связи с задачами активного, целенаправленного формирования интересов и потребностей личности, лучшего использования материальных и духовных благ для всестороннего развития личности. Однако в практическом осуществлении социальных программ дело обстояло далеко не благополучно.

В СССР сформировалась патерналистская модель социальной защиты, с финансированием главным образом из госбюджета — 95 и более процентов ассигнований с бюрократической системой распределения фондов социального обеспечения. Социализм, осуществляя свои программные установки на неуклонный рост народного благосостояния, создавал необходимые условия развития всеобщей и доступной системы социального обеспечения. Право граждан на Материальное обеспечение в старости, в случае болезни, полной или частичной утраты трудоспособности, а также потери кормильца было закреплено в Конституции СССР. Это право гарантировалось социальным страхованием граждан, пособиями по временной нетрудоспособности; выплатой за счет государства и колхозов пенсий по возрасту, инвалидности и по случаю потери кормильца и т.д. Наряду с выплатой пенсий и пособий существовало немало других видов обеспечения. Среди них были: профессионально-техническое обучение и переобучение инвалидов, их трудоустройство, предоставление инвалидам бесплатной протезно-ортопедической помощи и специальных транспортных средств, содержание престарелых и инвалидов в домах-интернатах, их санаторно-курортное лечение и т.д.

Комплексное развитие социального обеспечения вызывало рост производительных сил общества, стимулировало трудовую активность работников. Нельзя не учитывать положительного воздействия гарантированного социального обеспечения на морально-психологическое состояние личности.

Система социального обеспечения как элемент распределительных отношений определялась уровнем развития производительных сил. По мере роста экономических возможностей создавались все более благоприятные условия для решения социальных проблем (2,стр. 27-38).

Возникновение социальной работы.

На рубеже XIX и XX в. во многих европейских государствах (Великобритании, Германии, Нидерландах, Швеции и Франции), а также США возникла социальная работа как вид профессиональной деятельности, которая развивалась наряду с благотворительными организациями. Данный период мировой истории известен как период интенсивного развития капитализма, который сопровождался включением женщин и детей в производство, усиленной эксплуатацией, массовым обнищанием лиц наемного труда и, как следствие, ростом революционных выступлений рабочего класса.

Причины массового девиантно-революционного поведения населения анализируются в трудах П.А. Сорокина и В.И. Ленина, которые, хотя и исповедуют противоположные идейные воззрения, приходят практически к единым теоретическим выводам, к сожалению, весьма актуальным для современного российского общества.

Для данного этапа развития европейской и американской цивилизации характерно то, что наряду с репрессиями включается и механизм социального маневрирования через принятие социального законодательства и основание социальных учреждений, направленных на создание системы социальной поддержки наемных рабочих и членов их семей.

Для подтверждения этого воспользуемся одним из определений социальной работы, которое предлагает Австрийская академия социальной работы.

В каждом обществе встречаются нужда и конфликты, которые люди самостоятельно не могут преодолеть. Социальные проблемы обусловливаются как индивидуальными, так и общественными причинами. В этой связи общество несет обязательство предоставить соответствующую помощь. Одной из специфических форм такого предложения является социальная работа (6, стр. 145).

Установки современной социальной работы за рубежом.

Для большинства современных исследователей социальной работы характерно понимание ее сущности в определении, близком тому, которое дает Национальная ассоциация социальных работников США: “Социальная работа — это профессиональная деятельность оказания помощи индивидам, группам или общинам, усиление или возрождение их способности к социальному функционированию и создание благоприятных общественных условии для достижения этих целей”.

В теоретических аспектах современных исследований сохраняется интегративный и междисциплинарный характер социальной работы. Наибольшее влияние на развитие теории социальной работы продолжают оказывать социология н психология, а также такие научные дисциплины, как педагогика, психиатрия, антропология, юриспруденция, и некоторые теоретические концепции, например теория повседневности.

Среди современных концепций актуален системно-теоретический подход в социальной работе, в котором отношения, интеракции, трансакции и социальные процессы рассматриваются в причинно-следственной зависимости. Каждый человек является участником нескольких систем — семья, круг друзей, школьный или трудовой коллектив — все они оказывают взаимовлияние, и это необходимо учитывать социальному работнику в работе с клиентом.

Несомненный интерес представляет концепция социального действия в социальной работе, В фрагментарном изложении профессора факультета социальной педагогики Высшего учебного профессионального заведения г. Гамбурга Петера Кастнера концепция может быть представлена в следующей трактовке. Каждый человек есть носитель двух начал — биологического и социального. Человеческие действия как самоорганизующаяся система в социальном аспекте регулируются символами, такими как язык, ценности и т. П., и нормами, которые обусловливают индивидуальные действия в зависимости от общепринятых норм и ценностей. Но поступки человека, как бы они ни были регламентируемы общественными отношениями, несут и определенное проявление волюнтаристичности, т.е. в известной степени иррациональности и независимости действии от условий среды, и в то же время зависимости от субъективных “определенных ситуаций”.

Поэтому социальная работа — это не только теория, но и искусство взаимодействия с другими людьми, зачастую испытывающими сложные психологические проблемы или находящимися в трудной жизненной ситуации.

В соответствии с данной концепцией социальный работник имеет дело с конфликтом, в основе которого лежит столкновение природного и социального. Для иллюстрации представим положение молодого человека — полон сил, энергии, мечтаний о счастливой семейной жизни и благополучии. Однако оказывается, что это зависит от положения в обществе, источников дохода, например заработной платы, а для достижения желаемого необходимо получить соответствующее образование и квалификацию, испытывать определенную конкуренцию в получении интересной и хорошо оплачиваемой работы и т.д., и счастье, которого так хочется сейчас, отодвигается на неопределенное будущее. Не случайно, что общество потребления так богато на проявление молодежных субкультур. В данной ситуации русская поговорка “Каждый солдат хочет быть генералом” имеет универсальное значение.

В изложенном выше примере с молодым человеком социальный работник сталкивается с конфликтом, обусловленным, с одной стороны, завышенными потребностями и запросами и ограниченными возможностями их реализации — с другой.

Для социального работника важно не только учитывать внутренний мир и среду обитания клиента, но осознавать, что его задачей является усвоение клиентом общепринятых норм, стандартов поведения и превращение их во внутренние мотивы деятельности.

В социальной работе, даже на уровне индивидуального случая, необходимо понимание, что важнейшим признаком нормального состояния социальной системы является равновесие всех ее составляющих, при этом решающее значение придается процессам регулирования, средствам социального контроля за этим состоянием, призванным уберечь общество от нежелательных конфликтов, резких перемен и т. П.

Реализация теории социального действия (Handlungstheorie ) в социальной работе по согласованию потребностей и возможностей клиента с реальной социальной средой представляется следующим образом:


Потребности и запросы

Конфликт

Возможности


Физические данные Общество

и психические способности и окружающая среда

Среди различных концепций в области социальной работы необходимо также назвать ситуационный анализ в социальной работе, но, пожалуй, для российских специалистов среди прочих наибольший интерес представляет теоретическая концепция по созданию социальных сетей (Netzwork ), получившая особое распространение в Германии в ходе процесса объединения и после него, с появлением синдрома “потери идентичности”, характерного не только для новых федеральных земель ФРГ, но и для всего центрально-восточноевропейского региона и связи с переходом к рыночной экономике.

Распад мощнейшей системы социально-культурных и социально-бытовых отношений, характерный для всех бывших социалистических стран, переход к рыночной экономике породили в этих странах необходимость создания новой системы социальных отношений в социальной работе, базирующихся на общинном методе социальной работы (но не в классическом понимании этого метода, а ориентированного на создание соответствующих социальных связей по месту жительства).

Социальная работа в европейском измерении существует в тесной взаимосвязи с социальной политикой и таким социальным институтом, которым является, в частности, социальное государство.

Важное значение для формирования за рубежом современной системы социальной помощи оказали принципы Эльберфельдской системы, получившей свое название от города, где она была эффективно применена. В середине XIX в. она распространилась практически на всей территории Германии и части Франции. В основе этих принципов:

— самостоятельность каждого попечительства при рассмотрении частных вопросов и централизация общего направления дел;

— индивидуализация помощи при детальном обследовании каждого нуждающегося;

— привлечение всех слоев общества к активному участию в деле призрения бедных.

Со временем приемы и формы работы изменялись, но главным принципом социальной работы остается оказание социальной помощи, понимаемой как формирование под руководством социального работника и при непосредственном участии клиента навыков к самопомощи. Стратегией социального работника являются действия, направленные на повышение степени самостоятельности клиента, его способности контролировать свою жизнь и самому решать возникающие проблемы.

Основой для социальной работы является также такой принцип социальной политики, как субсидиарность. Данный принцип предполагает законодательное регулирование взаимодействия в социальном секторе государственных и негосударственных структур, отдающее предпочтение при финансировании гражданским (общественным), частным инициативам в области социальных программ и мероприятии по сравнению с государственными структурами. Государство “ищет” в общественном секторе свободных носителей по реализации социальных программ и только при отсутствии таких инициатив создает государственные учреждения. При наличии нескольких общественных предложений или проектов государственные ведомства социальной защиты проводят конкурс программ и финансируют наиболее перспективные.

Современный тип социального государства формируется непосредственно после окончания второй мировой войны. К основателям социального государства причисляют первого канцлера Федеративной Республики Германии Конрада Аденауэра (1876—1967) и экономиста, государственного деятеля Людвига Эрхарда (1897—1977).

Людвиг Эрхард признан как один из основных теоретиков и практиков в разработке социально ориентированной рыночной, экономики, сущность которой, по его мнению, только тогда можно считать достигнутой, когда соответственно с растущей производительностью одновременно понижаются цены, обеспечивая, таким, образом, подлинное повышение реальной заработной платы.

Для характеристики сущности и степени развитости социального государства необходимо учитывать следующие параметры:

— налоговое государство, т.е. размер бюджетных ассигнований на социальную сферу, внебюджетные фонды и социальное страхование;

— услуговое государство (или бюрократическое — в веберовском понимании этого термина), т.е. степень развитости социальных служб. Так, социальная сфера является одной из самых человекоемких отраслей экономики. Например, доля занятых, труд которых имеет отношение к данной сфере, составляет в Швеции — 35%, Нидерландах — 28%, США — 26%, Франции и Великобритании — по 25%, ФРГ — 21% и лишь в Японии только 13%;

— правовое государство с развитым социальным законодательством, предполагающим также принцип разделения властей, реализацию функций законодательной, исполнительной и судебной властей в социальной сфере, формирование нормативно-правовой базы социальной работы, взаимодействие органов и учреждений различного ведомственного подчинения в социальной сфере с различными гражданскими и частными инициативами. В этой связи социальное государство может существовать лишь при наличии развитого гражданского общества.

Социальное государство должно обеспечивать права человека, достойный прожиточный минимум, добиваться социального равенства. гарантировать социальное обеспечение и социальную защиту наиболее уязвимых социальных групп и категорий населения.

Социальное государство создает как бы многоуровневую рамочную конструкцию, обеспечивающую социальную стабильность через такие механизмы, как социальная политика и социальная работа.

Важнейшей структурой европейского социального взаимодействия является Совет Европы — консультативная межпарламентская организация, созданная в 1949 г. в целях содействия интеграционным процессам. В рамках Совета заключено около ста различных конвенций и соглашений, которые, хотя и носят рекомендательный характер, учитываются европейскими государствами при формировании социальной политики. (Этим, в частности, обусловлено принятие Указа Президента Российской Федерации “О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы” от 16 мая 1996 г. № 724, в котором также содержится требование приведения в соответствие российских норм с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными, принятыми Организацией Объединенных Наций.)

Решения Совета наряду со специализированными органами ООН и другими международными организациями имеют важное значение для всего общеевропейского социального пространства. К важнейшим для нас относятся Европейская хартия о местном самоуправлении (15 мая 1985 г.) и Европейская социальная хартия (18 октября 19 61 г.), в которой закреплен ряд обязательств: право на труд и справедливое вознаграждение; право работающих женщин на защиту; право детей и подростков на защиту, право на профессиональную ориентацию и профессиональное обучение, на охрану здоровья, социальное обеспечение, социальную и медицинскую помощь; право пользоваться услугами социального обеспечения; право семьи на социальную, правовую и экономическую защиту; право матерей и детей на социальную и экономическую защиту; право физически и умственно нетрудоспособных лиц на профессиональную подготовку, восстановление трудоспособности и возвращение к общественной жизни; среди прочих прав — право рабочих-иммигрантов и их семей на защиту и помощь.

В соответствии с Единым европейским актом, вступившим в силу 1 июля 1987 г., 12 государств — участников Европейского Сообщества: Великобритания, Дания, Франция, Португалия, Испания, Германия, Бельгия, Греция, Ирландия, Люксембург, Италия, Нидерланды до 31 декабря 1992 г. создали территорию без внутренних границ, на которой обеспечивается свободное перемещение товаров, лиц, услуг и капитала. Для 340 млн. граждан стран ЕС это значит, что диплом о высшем образовании признается во всех странах, любой человек соответствующей квалификации может работать по специальности в любой из 12 стран наряду с ее коренными жителями, пользоваться услугами социального обеспечения и социальной защиты, хотя именно интеграция в социальной сфере — по сравнению с финансовой и экономической — связана с наибольшими трудностями. Разный уровень оплаты труда, бюджетных отчислений на социальную сферу, существенные различия в системе социального и медицинского страхования и другие создают реальные проблемы в построении единого социального пространства.

Социальное устройство в развитых странах с рыночной экономикой призвано гарантировать минимальный набор услуг в соответствии с прожиточным минимумом, создать равенство “стартовых” возможностей со стороны бюджетных средств, большинство же граждан через систему социального и медицинского страхования сами создают необходимый фонд для социального обеспечения. Через прогрессивное налогообложение реализуется принцип социальной солидарности, когда здоровые поддерживают больных, молодые — пожилых и происходит частичное перераспределение доходов в пользу безработных и других категорий малоимущих.

Наиболее острой социальной проблемой является безработица — в странах Западной Европы она составляет 10,5% активной рабочей силы. От безработицы особенно страдает молодежь. Отсутствие перспектив порождает у молодых людей массовые акции насилия и проявления вандализма, дальнейшее распространение получают подростковая преступность, проституция, наркомания и алкоголизм. Социальным бедствием становится СПИД. В этих условиях основное внимание в социальной политике и социальной работе уделяется созданию новых рабочих мест, организации разумного проведения свободного времени юношей и девушек. Появляются и новые методы социальной работы — мобильная социальная работа и стритверк (социальная работа на улице). Данные методы возникли в США, а затем распространились в Австрии, Германии, Франции и других странах Европы.

В США государственная поддержка осуществляется только на уровне программ для самых беднейших слоев населения, поэтому здесь в большей степени развиты благотворительные начала на уровне неправительственных структур. Налоговые льготы способствуют активному привлечению бизнеса для реализации социальных программ и проведения социальной работы.

В ФРГ практически вся социальная сфера регламентируется законом. Здесь действует свод социального законодательства — Социальный кодекс, объединяющий всю совокупность социальных законов — от социальной защиты молодежи до социальной помощи пожилым людям и нетрудоспособным. Федеральное законодательство определяет своеобразную “рамочную” конструкцию, в то время как конкретное наполнение осуществляется на уровне земель.

Разработчики федеральных законов о социальной помощи исходили из того, что в своей жизни человек должен полагаться прежде всего на собственные силы. Если это по какой-либо причине не представляется возможным, то граждане ФРГ, а также иммигранты, переселенцы и лица, не имеющие гражданства, могут воспользоваться правом на получение социальной помощи. При этом в основе оказания социальной помощи лежит принцип субсидиарности, включающий среди прочих следующие аспекты:

— получатель социальной помощи в процессе его реинтеграции в общество обязан сам проявлять активность;

— рычаги социальной помощи включаются лишь тогда, когда исчерпаны иные возможности оказания помощи нуждающимся в ней в сфере законодательной, договорной или нравственной.

Государственное управление во Франции гораздо более децентрализовано,. чем во многих странах Европы, и местные власти пользуются большей самостоятельностью. Законы о децентрализации от 2 марта 1982 г., 7 января 1983 г. и, в особенности, закон от 22 июля 1983 г. предусматривают разделение ответственности между центральной властью, регионами, департаментами и муниципалитетами (коммунами). Муниципалитет обладает значительными политическими, экономическими, социальными и культурными полномочиями, контролируя создание новых фирм, социальных, учебных и культурных учреждений. Он также ведает сбором местных налогов. Государство осуществляет только остаточные функции в социальной помощи: берет под свою опеку лиц, ставших инвалидами, размещает лиц, требующих ухода, в специальные центры и приюты, занимается их социальной адаптацией и оказывает помощь людям, лишенным жилища, путем выплаты пособий.

Швеция примечательна тем, что эта страна достигла одного из самых высоких уровней жизни в мире. Социальная политика направлена на уменьшение разницы в заработках, активную борьбу с безработицей с помощью таких мер, как субсидии для найма рабочей силы и специальные программы создания рабочих мест, переквалификация, усиление мобильности рабочей силы. Неотъемлемой частью “шведской модели” является мощная система социального обеспечения населения, ; бесплатное образование, высокий уровень здравоохранения и пенсий, разнообразная помощь инвалидам и существенные материальные пособия семьям, имеющим детей. Значительна роль профсоюзов, которые объединяют до 80% трудящихся, а в отдельных отраслях — до 95% (6,стр. 149-162).

Изучение зарубежного опыта социальной работы предполагает использование ряда методов. Среди них можно выделить как общие (исторический, системного анализа, сравнения и др.), так и более частные (опрос, наблюдение, анализ документов и т.д.) методы.

Исторический метод позволяет сравнить то, как шел процесс становления и развития благотворительности в тех или иных странах, как зарождалась и развивалась профессиональная социальная работа.

Сравнительный метод позволяет выделить объекты сравнения, в том числе страны с учетом их уровня общественно-политического и социально-экономического развития. По этому признаку можно (и нужно) выделять страны капиталистические и некапиталистические (в последнем случае КНР, Вьетнам, КНДР, Кубу, а также социалистический период развития в нашей стране и в других странах).

Изучение опыта социальной работы за рубежом предполагает также типологию стран по сложившимся системам социальной работы, в частности, по роли государства в решении проблем социальной защиты населения. Именно по этому признаку ныне различают американскую (с преобладанием негосударственных форм помощи и поддержки социально слабых слоев) и европейскую системы (с преобладанием в последней государственных форм помощи и поддержки населения).

Сравнение социальной работы может быть также осуществлено с учетом преобладания рыночных или плановых форм ведения хозяйства. И в этом случае особенно важен опыт как ныне существующих, так и бывших социалистических стран, в которых весьма существенную роль в социальной поддержке населения играют (или играли) общественные фонды потребления, используемые для обеспечения бесплатного образования, медицинского обслуживания, отдыха и т.д.

Системный метод позволяет изучать зарубежный опыт социальной работы как целостную систему, включающую в себя, такие элементы (компоненты), как объекты и субъекты, содержание, средства, управление, функции и цели социальной работы. И в этом случае возможен сравнительный анализ как систем социальной защиты отдельных (или групп) стран в целом, так и отдельных наиболее важных их компонентов. Взаимосвязь страноведческого и субъектно-объектного, функционального (т.е. по направлениям) подходов естественна и неизбежна. В то же время каждый из них может преобладать в зависимости от поставленных целей и задач изучения социальной работы.

Практика показывает, что при изучении зарубежного опыта могут быть использованы (и уже используются) такие формы (и приемы), как проведение международных конференций, коллоквиумов и семинаров, “круглых столов”, командировки, работа и учеба в социальных учебных заведениях и социальных службах зарубежных стран; подготовка совместных книг, брошюр, учебников и учебных пособий и т.д. В связи с этим можно отметить развивающиеся контакты ГАСБУ с рядом учебных заведений США, ФРГ, Норвегии, Швеции, Финляндии, Мальты и других стран.

Указанные выше методологические и методические аспекты, на наш взгляд, очень важны для правильного понимания того опыта социальной работы, который накоплен как в отдельных странах, так и в различных регионах мира. В любом случае этот опыт необходимо знать, ибо его изучение, осмысление и разумная адаптация могут иметь немалое значение для любой страны, в том числе, конечно, и для России (2,стр. 334-335).

СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА — профессиональная деятельность, имеющая целью содействие людям, социальным группам в преодолении личностных и социальных трудностей посредством поддержки, защиты, коррекции и реабилитации.

Термин С.р. тесно связан с функционированием рыночной экономики, поскольку достижение ее эффективности сопровождается социальным расслоением. Если не создана сеть социальной поддержки, то обостряются проблемы в социальной сфере, возникает социальная напряженность. В странах развитой рыночной экономики на протяжении десятилетий создавались и довольно успешно действуют институты социальной поддержки людей. Профессия “социальный работник” относится здесь к числу самых распространенных, а социальные структуры имеют как государственную, так и частную основу. В нашей стране наиболее актуальной проблемой в области С.р. является признание ее как важнейшей деятельности, подтверждающей степень социальной защищенности личности, соблюдение первейших прав человека, уровень гуманизации общества (4, стр. 259).

В последние годы в России развертываются исследования социальной работы во первых как профессиональной деятельности, что вызывает насущную необходимость теоретико-методологического анализа практики социальной работы, которая невозможна без осмысления теоретических проблем социальной работы в целом; в третьих как научной теории, что выявить с одной стороны в научных кругах потребность в разработке в сфере социальной работы целостной системы: практика-теория-образование.

Нам представляется актуальным осуществление на основе междисциплинарного подхода многоаспектного, многоуровнего анализа социальной работы как общественного феномена, самостоятельной области социального знания, деятельности и учебной дисциплины.

В этом случае исходной методологической основой которая определяет характер и направленность исследования, является системное представление об обществе, взаимодействии и взаимозависимости общества и человека.

Социальная работа, возникнув как общественное явление превратившись затем в определенный социальный институт, становится объектом познания, проявляющегося на разных уровнях – от обыденного до научно-теоритического.

В настоящее время наиболее отчетливо наблюдаются два основных аспекта в тенденции развития знаний (на разных уровнях их проявления) в области социальной работы. Первый связан с эмоционально-психологическим объяснением поведения индивида и групп, развитием прежде всего психодинамической модели практики социальной работы; второй – с ростом влияния социальной работы социологических теорий и развитием социолого-ориентированных моделей практики социальной работы.

К началу 90-х годов в научной литературе обозначилось несколько моделей теоретического обоснования социальной работы. Они отразили не только результаты научных поисков и исследований крупных ученых разных школ по проблемам социальной поддержки человека в современном обществе, но и его эволюцию, изменения в самом содержании и формах социальной деятельности. Исследователи называют 1 2 таких моделей. Но среди наиболее близких к социальной работе выделяют 3 основные группы теорий:







Система социальной работы, в каком бы аспекте ее ни рассматривать, всегда представляет собой открытую систему, самым тесным образом переплетающуюся с другими социальными системами: экономикой, политикой, правом, культурой, этикой, экологией, бытовым обслуживанием и т.д. Понимание, видение связей системы социальной работы с другими системами и системой общества в целом поднимает социальную работу на высокий уровень общественной культуры, делает общество по-настоящему гуманным, ставит человека в центр общественной жизни, делает людей людьми в самом высоком смысле этого слова.

Наглядно взаимодействие социальной работы с другими общественными системами можно представить примерно так:

Экономика

Другие Политика

общественные

дисциплины



Право Этика

Экология Эстетика

Здравоохранение


Представление о социальной работе как о системе имеет концептуальное, методологическое значение и для познания, и для практической организации, и для повседневного управления социальной работой. Понимание ее как системы избавляет организаторов от одностороннего подхода, преувеличения роли каких-то отдельных ее сторон, позволяет своевременно предвидеть и корректировать возможные перекосы, ошибки в социальном обслуживании, поднимать культуру и эффективность социальной работы (2, стр. 24).






Ведущей целью социально-педагогической работы является социализация личности, т.е. усвоение человеком системы знаний, норм и ценностей, позволяющих ему действовать в качестве полноценного члена общества.

Психологические компоненты социализации включают этнопсихологические, социопсихологические, групповые и индивидуальные характеристики. Все они оказывают определенное влияние на социальное восприятие содержания и процесса социализации личности.

Включение в социальную деятельность постепенно формирует идеалы личности, ее социальное мышление. В процессе социально окрашенной деятельности (учебная, трудовая, художественная, спортивная и др.) и самой социальной деятельности формируются социально-психологические знания и опыт практического общения. Органической частью психологической модели социализации личности выступает формирование социальных чувств, настроений, направленности личности.

Процесс социализации требует высокой собственной активности человека. На ее основе формируются способности саморегуляции, влияющие на все стороны личности (мотивы, интересы, направленность, включенность в общественную жизнедеятельность, социальное доверие и ответственность), проходящей социализацию (2,стр. 81).

Психологические основы социальной работы образует теория личности. Социальная работа тесно увязывается с типизацией личностей, и соответственно этому строятся ее стратегия и тактика. На практике хорошо зарекомендовала себя теория акцентуации характеров. Например, выявляются положительные, отрицательные черты характера, конфликтогенные ситуации и соответственно этому подбираются психотехнические упражнения, даются педагогические рекомендации.

Существенную роль в социальной работе играет психологическая теория групп. Раскрывается структура группы: лидерство, ответственность, перспектива, самодеятельность, социальный опыт. Психологическое структурирование групп помогает организовать социальную работу.

Необходимым элементом системы психологического знания в социальной работе является теория психологии общения. Социальное научение, органически включенное в социальную работу, помогает овладеть навыками общения, воспитывающего и развивающего личность. Это создает благоприятные социально-педагогические отношения.

Важную роль в решении задач социальной работы играет теория социального конфликта, как индивидуально-личностного, так и индивидуально-группового и межгруппового. Социально-психологический анализ конфликта (конфликтной ситуации, эксцесса, разрешения конфликта) обеспечивает действенность социальной работы, повышает эффективность учебно-трудовой деятельности.

Подсистемой психологических знаний выступает психологическая теория индивидуализации и дифференциации социальной работы. Индивидуальный подход необходим в любой деятельности — учебной, трудовой, игровой, художественной, спортивной. Он является одновременно и принципом, и условием эффективной социальной работы. В индивидуальном подходе используются психологические феномены: темперамент, характер, мышление, речь, перцептивные качества личности.

Дифференциация социальной работы основана на стратификационно-психологических признаках, поскольку она учитывает особенности детей и взрослых, молодых и пожилых, здоровых и больных, работников преимущественно физического и умственного труда, культурных, образованных и малокультурных, необразованных, высококвалифицированных и необученных, опытных работников и начинающих.

Необходимым элементом психологического знания в социальной работе выступает психология талантливых людей. Обеспечение социальной работы предусматривает учет их способностей, а вместе с тем, и особенностей характера.

Система психологического знания в социальной работе включает теорию и практику дезадаптированных и депривированных людей. Контингент этой группы достаточно многочисленный. Деликатность и сложность проблемы заключается в том, что внутри групп существует весьма тонкая стратификация по психологическим признакам.

Большая группа людей, называемая “инвалиды”, описывается специфической психологической теорией, которая выступает в качестве основы социальной работы.

В последние годы предметом теоретико-психологической проработки выступают люди предпенсионного возраста. Общество несет большие убытки в связи с тем, что не использует объективных психологических показателей их работоспособности, равно как и их социально-психологических ролей в социальной работе (2,стр. 83-84).










Социальный работник выполняет множество функций. Осуществляя их, он непременно прибегает к помощи психологии.

Прежде всего надо отметить, что социальный работник, проводя любые мероприятия, выступает как лидер. По существу положение не меняется и в том случае, когда в работе с группами, скажем, депривированных, дезадаптированных людей он опирается на их самоуправление. В этих ситуациях он проявляет себя как руководитель нового типа. Этот стиль руководства наиболее эффективно способствует развитию у его клиентов самопомощи.

Социальный работник чаще всего действует как социальный психолог. Он стремится понять человека, обратившегося к нему за помощью, помогает ему осознать собственное положение, сильные стороны своей личности, чтобы решить стоящие перед ним проблемы. Социальный работник выступает активной стороной, организующей, удерживающей и развивающей контакты. Он развивает мотивацию социально направленной деятельности клиентов, обогащает самодеятельность личности, корректирует поведение, проводит социально-терапевтическую работу.

Социальный работник действует как практический психолог, поскольку содержание и методы его деятельности направлены на решение практических проблем жизнедеятельности его клиентов. Обеспечивая успех в сфере выживания, переобучения, перевоспитания, социальный работник обретает у клиентов доверие (2, стр. 86).

Становление профессиональной социальной работы в нашей стране сопровождалось разработкой понятийного аппарата наук, изучающих социальную работу и описывающих ее практику. Среди других спорных дефиниций дискутировался вопрос о том, как назвать того, кому оказывается помощь. В медицине такое лицо называется “пациент”. В юриспруденции — “потерпевший”, что является российским аналогом латинского термина “пациент”, или “истец”, т.е., по сути, тот, кто ищет помощи. Однако эти термины описывают лишь одну, страдательную, сторону в позиции лица, нуждающегося в содействии. Он, конечно, потерпел ущерб, страдание, находится в состоянии жизненного затруднения, однако в тех случаях, когда он обладает личностной субъектностью, то есть в той мере, насколько его интеллектуальные, физические, психические и моральные ресурсы позволяют ему, он должен сам принимать участие в разрешении своей проблемы. В связи с этим утвердилось мнение о том, что лиц, которым предоставляется помощь социального работника, следует называть клиентами. Клиент может быть индивидуальным или групповым (семья, школьный класс, группа инвалидов, трудовой коллектив и т.д.). Более точно его характеристики определяются уровнем организации социальной работы.

Поскольку социальный работник любого ранга — всегда активная сторона, можно говорить о том, на что направлена его деятельность, вне зависимости от того, встречает ли она активный ответ, или только пассивно принимается людьми. В этом смысле объектом социальной работы являются индивиды, семьи, группы, общности, находящиеся в трудной жизненной ситуации. Трудная жизненная ситуация — это такая ситуация, которая нарушает или грозит нарушить, возможности нормального социального функционирования указанных объектов. Важно также добавить, что самостоятельно, без внешней помощи, сами индивиды справиться с этой ситуацией не в силах.

В жизни, к сожалению, случаются несчастья, болезни, катастрофы, которые могут вполне благополучного человека, семью, социальную группу вытеснить в число неблагополучных, нуждающихся во внешней помощи. Семейные проблемы, дестабилизирующие межсупружеские или родительско-детские отношения, могут возникнуть в любой семье независимо от ее социального статуса и материального положения. Проблемы подростков в пубертатном периоде или пожилых людей являются практически неизбежными, и эти категории населения, а также их близкие нуждаются в помощи для их разрешения. Поэтому во всем мире давно осознали, что социальная работа нужна всем слоям, группам и индивидам, хотя некоторые нуждаются в ней потенциально, а другие — уже актуально.

Кому же оказывают помощь социальные работники? Перечень клиентов в известной мере отражает краткую, но насыщенную историю развития этого вида деятельности. Социальная работа ориентирована на индивида. Помощь должна быть направлена не только на социальный слой, большую группу, территориальную общность — каждый представитель этих больших масс, отдельный человек имеет право на счастье, благополучие и развитие своих способностей. Первоначально социальная работа велась именно как работа с индивидами. Однако позднее стало ясно, что попытки изменить ситуацию и поведение индивидуального клиента редко оказываются эффективными, если не воздействовать на их непосредственное окружение, на ближайшую социальную сеть, в которую они вовлечены. Это привело к становлению семейной и групповой социальной работы. Воздействие на семью невозможно без воздействия на каждого ее члена. Изменения в поведении и самочувствии отдельных членов семьи ведут за собой изменение напряженности внутрисемейных взаимоотношений, трансформацию семейных коммуникаций и т.д. То же можно сказать и о работе с группой. Влияние непосредственного окружения трудно переоценить, особенно если речь идет о подростках и молодежи, о людях конформных, зависимых, с неустойчивым характером. А эта работа в свою очередь требует разрешения проблем более широкого окружения — всего населения того пункта, где проживает данный индивид, данная группа или семья. Подобное понимание выводит на необходимость обращения к общинной, или коммунальной, социальной работе.

Социальные проблемы тех, кому помогает социальный работник, зависят также от их принадлежности к определенной социально-демографической группе. Так, специфические трудности встречают людей в пожилом и старческом возрасте. Возможности справиться с ними, разумеется, различны у человека состоятельного или бедняка, у того, кто окружен любящей семьей, или у того, кто одинок, однако возрастные физиологические и социальные изменения настигают всех. Женщины и дети традиционно выделяются в особые категории клиентов социальной работы, так как объективные обстоятельства их положения составляют для них угрозу социального риска. Дети слабы, несамостоятельны и зависимы, что повышает их потребность в помощи и опасность стать жертвой со стороны взрослых. Женщины в силу выполнения своих репродуктивных функций также находятся в уязвимом положении. Для нас сегодня непривычной кажется мысль, что есть особая потребность в помощи у социально-демографической категории мужчин, которые встречаются с особыми трудностями обусловленными именно их принадлежностью к мужскому полу. Однако это именно так, и андрологические проблемы (прежде всего медицинские и медико-социальные) начинают изучаться специально для оказания мужчинам квалифицированной помощи.

Принято также выделять клиентов — людей с особыми проблемами. Сущность, проявления и потребность во вмешательстве у таких людей зависят как раз от того, какова их особенность, какого типа проблемы затрудняют их жизнедеятельность. Так, инвалиды или лица с ограниченными возможностями нуждаются в специальной помощи со стороны государства, так как их физические, психические или интеллектуальные возможности препятствуют их нормальной жизни в этом обществе. Поэтому необходимо приспосабливать архитектуру и транспорт для инвалидов с ограничениями подвижности, создавать безопасные условия труда и проживания для тех, кто не вполне контролирует свое поведение, обеспечивать надзор и уход для тех, кто не в состоянии самостоятельно управлять своей жизнедеятельностью, и прилагать всевозможные усилия, чтобы интегрировать инвалидов в общество.

Однако помимо инвалидов особые нужды есть у безработных, у тех, кто участвовал в военных действиях и сейчас страдает от последствий посттравматического стрессового синдрома, у многодетных семей и у родителей, чьи дети испытывают трудности в обучении.

Итак, мы можем сделать вывод, что социальная работа ведется на уровне индивида, семьи, группы, общности людей, объединенных по территориальному, производственному признаку, по признаку сходной проблемы, или в пределах всего общества. Однако, оказывая помощь, социальный работник должен знать, на что направлена эта помощь, чего он хочет добиться в процессе своей деятельности, какова его цель и как он представляет себе идеальный результат своей работы. Этот вопрос также служит темой серьезных дискуссий, связанных с рамками компетенции и пределами возможностей данного вида деятельности.

Следует признать, что на целый ряд причин, условий и обстоятельств, осложняющих положение клиента, не может воздействовать не только социальный работник, весь институт социальной работы, вся социальная система данного государства, но даже на современном уровне наших знаний и наших ресурсов — все человечество в целом. Скажем, целиком устранить причины врожденной или приобретенной инвалидности или восполнить те дефекты, которые обусловливают ограничение возможностей индивидов, сегодня невозможно.

Не имея возможности устранить причину, которая делает индивида инвалидом, что же может предпринять социальный работник? Только помочь индивиду достигнуть максимального уровня интеграции в общество, возможного при его реальных жизненных обстоятельствах и здоровье.

Вероятно, бедность — неизбежный спутник современного общества, так как ее причины вызваны не только недостатками здоровья, личности, характера, интеллекта и психики, не только несовременной прокреативной ориентацией, обусловливающей многодетность, не только эгоистической позицией работодателей (включая государство), но и общим дефицитом ресурсов в мировом масштабе. Устранить бедность социальный работник не в состоянии, он может действовать с целью устранения наиболее вопиющих последствий бедности, с тем чтобы она не стала наследственной для семьи данного клиента: оказать содействие в обеспечении полноценным питанием; помочь получить образование и вместе с тем шансы на успешный социальный старт детям бедняков, родители которых не могут предоставить им таких возможностей, какие предоставляются детям из обеспеченных или богатых семей; гарантировать медицинскую помощь, в первую очередь женщинам и детям. Есть множество таких социальных проблем, которые социальные работники должны постоянно разрешать в своей деятельности, но не могут разрешить их целиком и полностью.

Разрешить окончательно социальные проблемы инвалидности, бедности, расовой или национальной нетерпимости невозможно, но необходимо разрешать их вновь и вновь для каждого следующего индивида или семьи, оказавшихся в затруднении из-за этих проблем. Поэтому, оказывая социальную помощь клиенту, социальный работник имеет дело в первую очередь с его социальной ситуацией. Социальная ситуация — конкретное состояние проблемы конкретного клиента социальной работы, индивидуального или группового, со всем богатством своих связей и опосредований, имеющих отношение к разрешению данной проблемы.

Социальная ситуация клиента и является предметом социальной работы, тем непосредственным полем, где прилагает усилия социальный работник. Цель его деятельности — улучшение социальной ситуации клиента, превенция ее ухудшения или, по крайней мере, фасилитация, облегчение субъективного переживания клиентом своего положения. Ведь можно отдавать себе отчет, что в условиях спада производства и массовой безработицы помочь индивидам найти новое рабочее место не так просто. Но вот оказать им социально-психологическую поддержку, избавить от негативных личностных реакций на безработицу вполне возможно.

Понятие социальной ситуации служит методологическим инструментом, позволяющим вычленить те связи и взаимодействия, которые непосредственно связаны с социальной проблемой данного клиента и воздействие на которые может повлиять на ее разрешение. Легче всего было бы сразу заявить, что с алкоголизмом человечество не смогло справиться на протяжении всей долгой истории своего развития, и на этом основании отказаться от поиска путей оказания помощи конкретному пьющему клиенту и его семье. Можно, неадекватно эксплуатируя диалектический принцип всеобщей связи явлений, начать анализ жизнедеятельности этого конкретного алкоголика с глобальных проблем и ожидать для их разрешения такого уровня ресурсов, который, конечно, на сегодняшний день недоступен. Понятие социальной ситуации, не отрицая всеобщих, глобальных связей индивида с миром, позволяет вычленить в его специфических условиях в первую очередь то, что непосредственно влияет на разрешение его проблемы, то, что находится в пределах воздействия и масштабов социальной работы. Анализ этих ближайших связей выявит психологические, семейные, групповые, медицинские и иные причины, которые толкают индивида к пьянству, поможет найти опору в его личности для создания устойчивой мотивации на излечение (1, стр. 34-42).

Социальная работа позволяет решать широкий круг задач социальной защиты населения. Их число и разнообразие настолько велико, что порой заслоняет основную, конечную цель социальной работы. Поэтому у социальных работников нередко складывается впечатление, что такой целью является благополучие подопечных лиц, т.е. обеспечение минимального или большего бытового комфорта, удовлетворительного питания и предоставление достаточного набора услуг. Однако конечной целью всех усилий является охрана здоровья и жизни обслуживаемых лиц. Без понимания этой цели социальные работники не всегда правильно могут организовать свою работу. Они должны четко понимать, что в основе любой социальной программы должны быть запросы здоровья, т.е. рекомендации гигиены — медицинской науки о здоровье, способах его сохранения и улучшения, о здоровом образе жизни. Отклонения программ от принципа гигиенической обоснованности приводят к их ущербности и снижают их эффективность (2, стр. 129-130).

Оттого не случайно, а вполне естественно, что среди разновидностей социальной работы, т.е. среди форм социальной защиты населения, предусмотрены медицинские услуги. Причем речь идет не о лечебных манипуляциях и оперативных вмешательствах (это делали и делают учреждения медицинской службы), речь идет о координационной работе, позволяющей охватить необеспеченных и оказавшихся вне общества лиц услугами, которые так или иначе связаны с защитой их здоровья, т.е. речь идет о так называемых социально-медицинских услугах населению. Эта форма социальной работы предусматривает посредничество между учреждениями здравоохранения и населением.

В таких условиях подготовка кадров социально-медицинского сервиса имеет огромное значение. Ведь образ жизни (прежде всего быт, его условия) формирует 50% здоровья человека (данные ВОЗ). Доля остальных факторов — генетической наследственности, экологии и т.д. — лишь 5—15%.

В нашей стране уже начата подготовка социальных работников с медицинским профилем: бакалавры со специализацией “Социально-медицинские услуги населению”. Примечательно, что эту профессию выбирают лица гуманного склада, чья сердобольность и чуткость необходимы для будущей работы. Они учатся, четко осознавая, что эта работа не сулит им сверхприбылей и богатства.

Бакалавры социальной медицины будут оказывать социально-медицинскую помощь населению, т.е. они являются организаторами-консультантами, менеджерами социально-медицинской защиты пенсионеров, безработных, хронически больных людей, одиноких, многодетных, сирот, инвалидов, лиц, пристрастных к алкоголю и наркотикам, а также всех тех, кто попал в кризисную ситуацию экономического, социального или медицинского характера и чей доступ к медицине стал ограниченным.

Медико-социальная помощь заключается в решении медицинских, социально-бытовых, психологических, юридических вопросов. Обеспечение инвалидов медикаментами, продуктами питания по льготным ценам, оформление и переоформление документов для направления больного на медико-социальную экспертизу при стойких ограничениях жизнедеятельности и трудоспособности также входят в круг обязанностей медико-социального работника. Больные с ограниченными возможностями должны быть трудоустроены с использованием различных форм организации труда (надомный труд, неполный трудовой день и т.д.).

В компетенцию медико-социального работника входят вопросы, связанные с нетрудоспособностью больных, направленных в санатории из больничных учреждений после хирургического заболевания или оперативного вмешательства, участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС (1986—1987 гг.), инвалидов, пострадавших от радиационного воздействия, эвакуированных из населенных пунктов, подвергшихся радиоактивному загрязнению и других категорий лиц.

Социальный работник медицинской ориентации должен курировать женщин после родов, особенно из неблагополучных семей.

Медико-социальная работа, которую проводит социальный работник, — это реальное воплощение медико-социальной защиты населения. Она направлена на оказание конкретной помощи людям, в ней нуждающимся (2, стр. 119-124).

Одной из важных сфер и одним из главных объектов социальной работы является семья.

В трудных материальных условиях находится большинство семей одиноких матерей. По состоянию на конец 1993 г. их насчитывалось около 1,5 млн. Аналогичные трудности испытывают семьи военнослужащих срочной службы с детьми (около 40 тыс. семей), а также семьи, в которых один из родителей уклоняется от уплаты алиментов (800 тыс. семей). Еще одна категория семей, получающих поддержку государства, — это семьи с детьми-инвалидами. В 1993 г. было около 285 тыс. семей, воспитывающих детей-инвалидов. Следует назвать также семьи с родителями-инвалидами. Нуждаются в поддержке, кроме того, и семьи, взявшие детей под опеку (попечительство). Их около 200 тыс. Следующая многочисленная категория семей с объективно ограниченными материальными возможностями — это многодетные семьи. Их численность постоянно сокращается и составляет в настоящее время 2,3 млн.

Как правило, в трудных материальных условиях находятся семьи с малолетними детьми (в возрасте до трех лет). Таких семей около 6 млн.

В особом положении находятся студенческие семьи с детьми. Фактически они являются иждивенцами родителей (в большинстве случаев).

Помимо этого к семьям, нуждающимся в особой поддержке государства, должны быть отнесены семьи беженцев и вынужденных переселенцев. По данным Федеральной миграционной службы России, на 1 мая 1994 г. в России находилось 200,2 тыс. таких семей.

Еще одна категория семей, нуждающихся в поддержке, — это семьи безработных, имеющие несовершеннолетних детей.

Особый разряд семей составляют девиантные семьи. Это семьи алкоголиков, наркоманов, правонарушителей и др.

Социальная работа ориентирована не только на решение данных проблем семьи, но и на ее укрепление и развитие, восстановление внутреннего потенциала для выполнения многочисленных общественно значимых функций семьи, стабилизацию демографического и социально-экономического положения в России (2, стр. 146-148).

Переход к рынку неизбежно вызывает значительный рост уровня безработицы, о чем свидетельствует, в частности, опыт восточноевропейских стран, прошедших или проходящих путь становления рыночных отношений. Это же подтверждает и практика общественных преобразований в России.

Для решения проблем безработицы важно определить ее сущность, знать основные формы. Безработица понимается как отсутствие работы для трудоспособных, а безработным считается тот, кто может работать, но не работает. Безработица тесно связана с понятиями “занятость” и “занятый”.

Как показывают социологические исследования, в числе безработных ныне в России оказываются в первую очередь неквалифицированные и малоквалифицированные работники, не готовые к переквалификации, работники нерентабельных, убыточных предприятий, “слабые” демографические группы (молодежь, пожилые работники, женщины с детьми). Молодежь, женщины, работники предпенсионного возраста составляют до 70 % безработных и более.

Безработица сказывается прежде всего на материальном положении незанятых, их социально-психологическом самочувствии.

В связи с переходом к рыночным отношениям и появлением безработицы были открыты службы занятости. Несмотря на непродолжительный период своей деятельности (после 30-х годов их не было), они становятся все более важным органом оказания социальной помощи в трудоустройстве, социальной защиты граждан, потерявших работу (2, стр. 153-159).

Особое значение приобретает помощь социально незащищенным детям и детям группы риска.

Расширяется психологическая помощь детям и молодежи. В частности, проводятся мероприятия, формирующие устойчивость против пропаганды секса, наркотиков, насилия, агрессивного поведения.

Органы социальной защиты населения способствуют оздоровлению и лечению дошкольников, для чего предоставляются льготные условия для пребывания дошкольников в санаториях, на летних дачах.

Социальная защита детства включает в себя предупреждение педагогического травматизма, обучение без неудачников, без второгодников, поскольку им свойственны психические состояния, угнетающие жизнедеятельность детей. Социальная работа такого плана носит профилактический и терапевтический характер.

Современные воспитанники детских домов в большинстве своем являются жертвами социального сиротства, к чему ведет ослабление семейных уз и распад семьи.

Основной задачей детского дома является социализация воспитанников. Для этой цели должны быть расширены мероприятия по моделированию семьи: дети должны заботиться о меньших, иметь возможность проявлять уважение к старшим. Подготовку к семейной жизни целесообразно вести так, чтобы у воспитанников вырабатывались навыки ведения домашнего хозяйства, оказания лечебной помощи, организации досуга (2, стр. 166-172)

Общие идеологические и социально-экономические процессы в нашей стране оказали специфическое влияние на положение женщин.

Резко снижен их социальный статус, которым они располагали в обществе до так называемой перестройки; общество пришло к социальной дискриминации женщин во всех сферах общественной жизни. Изменился социально-психологический настрой в женском социуме: среди женщин усилились за два последних года чувства пессимизма (с 8 до 12%), растерянности (с 9 до 15%), неуверенности (с 24 до 31%), тревоги (с 39 до 46%). Оценили свое психологическое состояние как “душевный подъем” лишь 1,6% опрошенных российских гражданок, как оптимизм — 8%.

Много профессий и рабочих мест с вредными и тяжелыми условиями, а престиж и оплата труда невелики. Женщины фактически вытеснены из активной политической жизни, из структур власти, отстранены от участия в разработке стратегии развития. Падает рождаемость. Социально-экономическая ситуация в стране вынуждает их трудиться в любых условиях, в том числе вредных и опасных, в ущерб собственному здоровью и здоровью своих детей (2, стр. 175-179).

Большую координационную работу по формированию и реализации программ улучшения положения семьи, женщин и детей выполняет департамент проблем семьи, женщин и детей бывшего Министерства социальной защиты населения России, ныне Министерства труда и социального развития. Министерство имеет разветвленную структуру органов управления, в большинстве из которых уже образованы подразделения по работе с семьей и детьми. Развивается сеть учреждений по оказанию социальных услуг семьям, женщинам, детям; имеются свой бюджет, предусматривающий финансирование семейных, женских и детских программ, отраслевую систему подготовки кадров, научного обеспечения, внебюджетные фонды. Департамент инициирует предложения по совершенствованию действующего законодательства об охране прав семьи и обеспечению социально-правовой защищенности женщин и детей, обеспечивает взаимодействие в работе государственных и неправительственных организаций, занимающихся проблемами семьи, женщин и детей (2, стр. 186).

В социальной защите нуждаются инвалиды.

Калеки, слепые, глухие, немые, люди с нарушенной координацией движения, полностью или частично парализованные и т. П. признаются инвалидами в силу очевидных отклонений от нормального физического состояния человека. Инвалидами признаются также лица, которые не имеют внешних отличий от обычных людей, но страдают заболеваниями, не позволяющими им трудиться в разнообразных сферах так, как это делают здоровые люди (2, стр. 188).

Социальный работник должен быть готов оказать инвалиду помощь : по целому ряду вопросов юридического, психологического, педагогического и, что очень важно, медико-социального характера.

В основах законодательства Российской Федерации об охране, здоровья граждан, в статье о правах инвалидов сказано: “Инвалиды, в том числе дети-инвалиды и инвалиды с детства, имеют право на медико-социальную помощь, реабилитацию, обеспечение лекарствами, протезами, протезно-ортопедическими изделиями, средствами передвижения на льготных условиях, а также на профессиональную подготовку и переподготовку. Нетрудоспособные инвалиды имеют право на бесплатную медико-социальную помощь в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения, на уход на дому, а в случае неспособности удовлетворять основные жизненные потребности — на содержание в учреждениях системы социальной защиты населения”.

Осуществляя уход за инвалидами, решая в определенной степени вопросы врачевания, социальный работник воздействует на образ жизни пациента, способствует его психической реабилитации.

При патронажной работе особую заботу социальный работник проявляет к семьям, имеющим детей-инвалидов. Важно не только поставить на учет ребенка-инвалида, но и проанализировать социальную обстановку в семье. Дети-инвалиды нуждаются в постоянном уходе и наблюдении, что составляет немалые трудности для родителей при повседневном общении с ними, обеспечении их жизненных потребностей (кормление, одевание, купание и т.д.).

В обязанности социального работника входит организация медицинской помощи инвалидам. Социальный работник совместно с медицинскими работниками территориальной поликлиники или диспансера оказывает организационную помощь при проведении медико-социальной реабилитации в условиях стационара или на дому, помогает в организации санаторно-курортного лечения, способствует приобретению необходимых тренажеров, средств передвижения, корригирующих аппаратов, организует по показаниям медико-генетическую консультацию родителей больных детей. Часто возникает необходимость обеспечить диетическим питанием детей инвалидов, страдающих диабетом, почечной недостаточностью и другими заболеваниями.

Одним из важных направлений деятельности всех организаций и служб, оказывающих помощь инвалидам, является создание условий для поддержания здоровья и благополучия тех, кто временно оказался в затруднительном положении экономического или социального характера (2, стр. 196-198).

Социальная помощь также необходима людям пожилого возраста.

В силу естественного старения организма проявляется ряд хронических заболеваний, растет удельный вес лиц, нуждающихся в постоянном медицинском наблюдении, в помощи кардиологов, невропатологов, геронтологов, гериатров. Цивилизованность общества определяется, в частности, и тем, насколько широка сеть специальных поликлиник, больниц, домов отдыха и санаториев для пожилых людей.

Рассмотрим содержание работы Центра социального обслуживания (для граждан пожилого возраста и инвалидов). В него, как правило, входит несколько отделений. В отделении дневного пребывания (рассчитанного на содержание не менее 30 пенсионеров и инвалидов) организуется питание, медицинское и культурное обслуживание. Предусмотрено участие в посильной трудовой деятельности в спецмастерских или подсобных хозяйствах.

Отделение временного пребывания (рассчитано на содержание не менее 15 человек) осуществляет лечебно-оздоровительные и реабилитационные мероприятия, культурное и бытовое обслуживание, питание в условиях круглосуточного содержания.

В отделении социальной помощи на дому (оно обслуживает в городе 120 человек, в сельской местности — 60 человек) осуществляется постоянное или временное (до 6 месяцев) социально-бытовое обслуживание на дому пенсионеров и инвалидов, нуждающихся в посторонней помощи (бесплатно или на платной основе).

Служба срочной социальной помощи Центра социального обслуживания предусматривает широкий перечень услуг: разовое обеспечение остро нуждающихся бесплатным горячим питанием или продуктовыми наборами; обеспечение одеждой, обувью и предметами первой необходимости; разовое оказание материальной помощи; содействие в получении временного жилья; оказание экстренной психологической помощи, в том числе по “телефону доверия”: оказание юридической помощи в пределах своей компетенции; оказание других видов и форм помощи, обусловленных региональными и иными особенностями.

Существенное значение в условиях кризисной обстановки в России имеет адресная социальная защита пожилых людей. Она оказывается в первую очередь наиболее нуждающимся: одиноким пенсионерам, инвалидам, престарелым старше 80 лет.

Социологические исследования в нашей стране показали, что основными направлениями обеспечения благосостояния престарелых (по их мнению) являются: повышение пенсий, совершенствование пенсионного обеспечения, развитие услуг по уходу за ними на дому, увеличение числа домов для престарелых и улучшение условий жизни проживания в них (2, стр. 213, 216-217).

Развал СССР, нестабильность во взаимоотношениях вновь образованных государств, межнациональные конфликты, разгул рыночной стихии, “дикого” капитализма резко увеличило количество лиц без определенного места жительства.

Ряды бездомных пополняют бывшие заключенные, убегающие от родителей дети, инвалиды, наркоманы и алкоголики, беженцы, военнослужащие, возвращающиеся из других стран.

Большинство бездомных — одинокие мужчины. Женщины среди бездомных составляют около 10%. Это алкоголички, женщины, вернувшиеся из мест заключения (последняя группа составляет около 1/5 от всей численности бездомных женщин).

К бездомным требуется особый подход. Не каждый (даже социальный работник) может работать с ними (особенно с некоторыми категориями, такими, как люди, опустившиеся на “дно”). От социального работника требуется ярко выраженная коммуникабельность. Нужно уметь найти контакт с такими людьми, не унижая и не отталкивая их, дать им возможность почувствовать человеческое отношение к себе, не обидеть, предлагая элементарные услуги: ночлег, питание, медицинскую помощь.

В решении разнообразных проблем бездомности большую роль играют социальные работники, особенно те из них, кто трудится в соответствующих учреждениях: приютах, центрах социальной реабилитации, детских домах и т.д. (2, стр. 226, 230-231).

Специфической социальной работой является работа с молодежью.

Молодежь — это особая социально-демографическая группа, переживающая период становления социальной зрелости, положение которой определено социально-экономическим, состоянием общества.

Падение рождаемости в Российской Федерации привело к “старению” молодежи: увеличилась доля 25—29-летних.

Внедрение рыночных отношений обострило проблему социальной защищенности в сфере труда. Молодые рабочие первыми попадают под сокращение и пополняют ряды безработных. К началу 1996 г. безработица в России достигла (по официальным данным) 2,3 млн. человек, или 3,2% экономически активного населения; 38% всех безработных — молодые люди до 30 лет.

К числу особо тревожных тенденций в молодежной среде относится отставание уровня образования от уровня, достигнутого наиболее развитыми странами; ускорение падения престижа общего и профессионально-технического образования; увеличение числа молодежи, начинающей трудовую деятельность с низким уровнем образования и не имеющей желания продолжать обучение; ориентация многих звеньев образования на “поточное” воспроизводство рабочих, служащих и специалистов без учета требований потребителей; неподготовленность кадров высшей, профессиональной и средней школы к работе в новых условиях; усиливающееся отставание материально-технической базы всех уровней от нормативных требований; снижение интеллектуального уровня аспирантского корпуса — будущего российской науки, отток одаренных юношей и девушек из многих вузов и из страны.

Негативные проявления заключаются прежде всего в том, что молодежная среда становится опасной криминогенной зоной. Нарастают такие неблагоприятные тенденции, как омоложение преступности, усиление ее группового характера.

При организации социальных служб для молодежи очень важно четко определить их задачи. Так, социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних включает в себя четыре отделения: отделение диагностики, социальной реабилитации, дневного пребывания и стационар.

В задачи отделения диагностики входит: выявлять дезадаптированных детей и подростков, создавать банк данных о них; выявлять и анализировать факторы социальной дезадаптации детей, ее формы и стадии; изучать состояние здоровья, особенности личностного развития и поведения детей и подростков; разрабатывать индивидуальные программы социальной реабилитации несовершеннолетних, комплекс мероприятий, направленных на вывод их из сложной ситуации и создание условий для нормальной жизнедеятельности.

Основными задачами отделения социальной реабилитации являются: организация поэтапного выполнения программ социальной реабилитации несовершеннолетних; восстановление утраченных контактов с семьей, внутри семьи; оздоровление межличностных отношений несовершеннолетних, восстановление их социального статуса в коллективе сверстников, устранение психотравмирующих ситуаций, выработка навыков общения со взрослыми и сверстниками на основе норм нравственности; содействие в получении специальности и работы; оказание комплексной медико-педагогической и правовой помощи; решение вопросов устройства детей и подростков (2, стр. 233-234, 237-238).

Распад Советского Союза послужил одной из фундаментальных причин напряженности во взаимоотношениях между различными народами, населяющими его огромную территорию.

Чтобы удовлетворить свои узконационалистические интересы, определенные силы и в России, и в бывших союзных республиках начали муссировать проблему (еще до распада страны): кто кому должен? кто на кого работает? По существу, речь (как и всегда) шла и идет о доступности социальных благ, достижений культуры, что предопределяется, как известно, степенью развития экономики и всех других сторон жизни общества. Национальные (или шире, социально-этнические) конфликты в этом случае выступают как форма социального и психологического протеста против существующих неблагоприятных условий жизни, в чем нередко обвиняют другие народы.

Однако имеющиеся социальные, экономические, экологические и другие проблемы в регионах, национальных республиках послужили поводом для обвинения именно России, русского народа в этих бедах. В своей борьбе за независимость националистические элементы использовали шовинизм, национализм и другие неприглядные приемы.

Среди других причин социальных конфликтов в межэтнических отношениях следует назвать дискриминационную политику (в бывших советских республиках) лидеров и парламентов ныне самостоятельных государств, суть которой — утверждение приоритета коренной нации над всеми другими социально-этническими группами (Прибалтика, Грузия, Казахстан и др.).

Кризис межэтнических отношений на современном этапе предопределяется прежде всего неэффективностью управления общественными процессами, несогласованностью и даже противопоставлением различных ветвей власти, ослаблением роли административных органов в решении прежде всего социальных проблем, технологией разрешения назревающих противоречий, а порой и нежеланием (фактически) их разрешения.

Социальная политики как концентрированное выражение всех других видов политики имеет особое значение. Это необходимо учитывать при решении вопросов межэтнических, межнациональных отношений в силу их комплексности, всеохватывающего характера, а также особой чувствительности, ранимости во взаимоотношениях между всеми социально-этническими общностями и прежде всего “большими” и “малыми”.

Именно поэтому в политической организации многонациональных стран, как правило, создавались определенные органы, которые призваны были профессионально заниматься всеми сторонами жизни социально-этнических общностей, национальными вопросами.

Во всех управленческих структурах на всех уровнях должны трудиться социальные работники, задача которых — отстаивать интересы людей, решать проблемы по удовлетворению их насущных материальных и духовных потребностей.

Следует обращать внимание (в том числе социальных работников как представителей управленческих структур) на то, как складываются взаимоотношения центральной и местных властей, как сочетаются интересы центра и субъектов Федерации, особенно межнациональных образований (примером чему служат подписанные соглашения между центром, Татарстаном и другими субъектами).

Немалую роль может сыграть разъяснительная работа (в том числе социальными службами) по проблеме воссоздания автономных образований (в частности, немцев) с целью недопущения или ослабления конфронтации между социально-этническими общностями и группами и местным населением, проживающим на месте расположения упраздненных национальных образований уже многие годы.

Социальные работники в лице своих органов (субъектов) могут оказывать влияние на подготовку и принятие законодательных и других актов, регулирующих деятельность различных органов, комитетов и союзов по вопросам межнациональных и национальных отношений, которые, как показывает практика 80—90-х годов, нередко способствовали конфронтации между народами.

Первостепенное значение имеет реализация принципа социальной справедливости (распределение жилья, мест в детских садах, моральное и материальное стимулирование, возможность поступления в вузы и средние специальные учебные заведения и т.д.) с учетом всех проживающих в том или ином регионе (республике) социально-этнических общностей и групп.

В разрешении проблем межэтнических отношений требуется активное и компетентное участие социальных работников во всех, сферах жизни и на всех уровнях (2, стр. 243-251).

Под социальную опеку попадают люди с девиантным (нестандартным, отклоняющемся от нормы) поведением.

Основные виды девиантного поведения — это преступность и уголовно ненаказуемые случаи аморального поведения, которые тоже представляют определенную общественную опасность. Связь преступности и аморального поведения состоит в том, что совершению преступления предшествует, как правило, какая-то разновидность девиантного поведения в форме пьянства, наркомании, распущенности в сфере сексуальных отношений и пр.

Часто психические расстройства обусловлены тем, что к молодому человеку среда и общество предъявляют непосильные требования в виде усложненных учебных программ в старших классах или высшей школе, что ведет к появлению так называемой “умственной отсталости”, т.е. сознательному или бессознательному недовольству чертами своего характера.

Особенно провоцирует проявление ранее скрытой акцентуации или патологии пубертатный период, т.е. период полового созревания. Он и сам может быть причиной психологических расстройств.

Сказываются трудности переходного возраста. Переход во “взрослую жизнь” сопровождается бурной перестройкой психики: перестраиваются такие важные психические процессы, как мышление, ощущение, восприятие; меняется мир эмоций и чувствований, идет интенсивное формирование и закрепление имеющихся и новых черт характера, в полной мере проявляются черты темперамента, способности, задатки и пр.

В это время формируется образ собственного “Я” как установка по отношению к самому себе, складывается представление о личных качествах, способностях, социальной значимости, внешности.

Извечный вопрос молодых людей — “какой я?” — сопровождается эмоциональными переживаниями по поводу своей внешности или личностных качеств, заниженной самооценкой и самоуничижением.

Как быть в отношении тех девиантов, которые уже стали алкоголиками, наркоманами, заразились венерическими болезнями, страдают болезнями в форме сексуальных расстройств? Очевидно, что использование уголовного наказания в отношении гомосексуалистов, проституток и пьяниц теряет смысл, так как большинство из них больные люди и нуждаются в медицинской, психологической и социальной помощи.

Так, научное, техническое и другие виды творчества могут служить серьезной альтернативой разным формам противоправного и аморального поведения.

В отношении молодых правонарушителей допустимо сокращение сроков лишения свободы, отсрочка исполнения приговора, условно-досрочное освобождение и, главное, изменение условий содержания.

Создание гибкой и разветвленной системы социальной помощи, включающей государственные, общественные, благотворительные и иные структурные звенья. Неплохо зарекомендовали себя, общественные организации по принципу “самопомощи” (группы “анонимных” алкоголиков, наркоманов, лиц, освобожденных из мест лишения свободы).

Формирование средствами массовой информации, учебными и просветительскими организациями более терпимого и милосердного отношения к инакомыслящим и инакодействующим (сексуальным меньшинствам и пр.).

Подготовка и переподготовка кадров, которые были бы способны работать с представителями “социального дна”: работников правоохранительных органов, особенно специализирующихся на работе с молодыми правонарушителями в местах лишения свободы; социальных педагогов и социальных психологов; врачей-наркологов и социальных работников — всех тех, кто уже сегодня работает в контактной зоне с девиантами (2, стр. 263-265, 276-278).

Российское общество 90-х годов крайне дифференцированно по уровню материального положения различных слоев и групп. Поляризация достигла невиданного размаха. Разрыв в доходах 10% наиболее и наименее обеспеченного населения за 5—6 последних лет увеличился с 4 до 15 раз (по некоторым источникам и более). Почти 2/3 населения имеют доходы ниже среднего уровня, миллионы людей постоянно недоедают. К числу последних относятся и малоимущие, доля которых с конца 80-х годов увеличилась в 2 раза. Ныне 24% населения (35,9 млн. человек) получают доходы ниже прожиточного минимума (356 тыс. рублей в месяц).

Среди малоимущих прежде всего частично или полностью нетрудоспособные, многие из которых не имеют близких родственников; пенсионеры, инвалиды, многодетные семьи, неблагополучные семьи, одинокие пожилые люди.

В числе мер, осуществляемых государством по социальной защите малообеспеченных граждан, важнейшими являются следующие:

льготное налогообложение;

предоставление бесплатных или льготных услуг (в здравоохранении, на транспорте, в коммунальном обслуживании и т.д.);

пособия на детей и по безработице, пенсии и др.

Особое значение в решении проблемы материального обеспечения социально уязвимых групп населения в кризисную эпоху, что имеет место ныне в России, приобретают специфические меры. К ним, в частности, можно отнести вовлечение средств населения в финансирование социальных программ (в здравоохранении, образовании, жилищном строительстве), в том числе за счет благотворительных акций; введение платных услуг наряду с бесплатными, развитие добровольного страхования (наряду с государственным), продажа в кредит предметов длительного пользования для малообеспеченных слоев населения, бесплатное (или льготное) наделение их земельными участками, адресная помощь малоимущим группам и семьям, сочетание финансовой и натуральной помощи и т.д.

Естественно, все эти меры важны всегда, но особенно в периоды кризисного состояния общества. А поэтому они должны быть использованы в нашей стране (2, стр. 285-288).

В соответствии с принципами, провозглашенными Уставом ООН, признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, их равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. Согласно Всеобщей декларации прав человека идеал человеческой личности, свободной от страха и нужды, может быть осуществлен, только если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами, причем государства — члены ООН обязаны поощрять всеобщее уважение и соблюдение прав и свобод человека, а каждый отдельный человек, имея обязанности в отношении других людей и того коллектива, к которому он принадлежит, должен добиваться поощрения и соблюдения прав, признаваемых мировым сообществом.

Экономические, социальные и культурные права человека трактуются как законодательное закрепление основных свобод и условий жизни людей, позволяющих каждому свободно развивать свою человеческую природу, жить со своими близкими в человеческих отношениях и не опасаться насильственного разрушения своего благосостояния.

Закрепленное в основных документах понимание прав человека подразумевает следующее.

Права человека всеобщи. Они должны осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства. Все люди наделяются равным объемом и перечнем таких прав.

Права человека прирождены. Индивиды получают их не в результате удачного происхождения, религиозных, национальных или материальных преимуществ, а в силу того факта, что они появились на свет в том обществе и государстве, которые признают такие права в качестве основополагающих.

Права человека неотъемлемы. Никто и никаким образом не должен ущемлять права людей в экономической, социальной и культурной областях. Никто не может отнять у индивида такие права, и ни у кого они не могут быть отняты.

Права человека целостны. Ущемление одного какого-либо права или пренебрежение им может привести к нарушению возможности пользоваться другими правами или даже всем комплексом прав человека. Например, ущемление права на “наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья” может блокировать возможность реализации каждого из остальных прав.

Совокупность основных экономических, социальных и культурных прав включает в себя:

право на труд, которое включает право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается; это также справедливая зарплата и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия, в частности, женщинам должны гарантироваться условия труда не хуже тех, которыми пользуются мужчины, с равной платой за равный труд; право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая вознаграждение, обеспечивающее всем трудящимся удовлетворительное существование для них и их семей, а также условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены; отдых, досуг и разумное ограничение рабочего времени; оплачиваемый отпуск;

право каждого человека на социальное обеспечение, включая социальное страхование;

семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться, по возможности, самая широкая охрана и помощь;

особая охрана должна предоставляться матерям в течение разумного периода до и после родов;

особые меры охраны и помощи должны приниматься в отношении всех детей и подростков без какой бы то ни было дискриминации; дети и подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуатации; применение их труда в области, вредной для их нравственности и здоровья, или опасной для жизни, или могущей повредить их нормальному развитию, должно быть наказуемо по закону;

право каждого на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни;

право каждого человека на свободу от голода;

право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья; это включает, помимо прочего, создание условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни;

право каждого человека на образование, направленное на полное развитие человеческой личности и укрепляющее уважение к правам человека и основным свободам; высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого; необходимо уважать свободу родителей и законных опекунов выбирать для своих детей не только государственные, но и другие школы, отвечающие тому минимуму требований для образования, который может быть установлен или утвержден государством;

право на участие в культурной жизни;

право на пользование результатами научного прогресса и их практического применения;

уважение свободы, безусловно необходимой для научных исследований и творческой деятельности.

В ряде других документов также зафиксировано признание права человека на жилище и утверждение его неприкосновенности.

Если суммировать перечень настоящих прав, можно сделать вывод, что вся их совокупность обеспечивает способности индивидов к социальному функционированию, к тому, чтобы жить полноценной жизнью в обществе, иметь возможности развития и самореализации (1, стр. 28-30).

Вопросы правового обеспечения социальной работы и современной системы социального обслуживания в России весьма актуальны, особенно вопросы, касающиеся правового обеспечения организационно-управленческой деятельности в области социального обслуживания семьи и детей.

Постановление Совета Министров РСФСР, указы Президента Российской Федерации, а затем принятые в 1995 г. федеральные законы “Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации” и “О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов” положили начало созданию правовых основ, устанавливающих основные законодательные нормы социального обслуживания и способствующих развитию социальной работы.

Правовое поле системы социальной работы, социального обслуживания и деятельности социальных служб формируется в русле основных направлений государственной социальной политики по улучшению положения семей, детей и других категорий населения в Российской Федерации со всеми позитивными и негативными последствиями в их диалектическом единстве.

В 1992-1997 гг. произошли количественные и качественные изменения в становлении системы социального обслуживания, в разработке и практике применения современных нормативных правовых актов, регулирующих социальное обслуживание. Тем не менее значение вопросов правового регулирования социальной работы, обслуживания не только не уменьшилось, но даже возросло. В силу объективной необходимости встал вопрос о разработке проекта федерального закона “О социальном обслуживании семьи и детей”, государственных стандартов социального обслуживания и других актов.

Утвержденные вначале Правительством РФ, а затем указом Президента РФ федеральные целевые программы “Развитие социального обслуживания семьи и детей” и “Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” на 1997-1998 гг. предусматривают дальнейшую разработку правового обеспечения организации функционирования и развития системы учреждений социального обслуживания семьи и детей.

В ст. 7 Конституции Российской Федерации заложены основы правовой базы социального государства и развития системы социальных служб. В дальнейшем государственно-правовое обеспечение социальной работы в России развивается в федеральных законах и подзаконных актах.

Право в виде законов и подзаконных актов имеет общее социальное значение для становления системы социальной работы и играет обеспечительно-организационную роль в функционировании социальных служб: во-первых, в обеспечении социальных гарантий, развитии социального обслуживания от минимальной необходимости к оптимальной достаточности; во-вторых, в воспроизводстве различных социальных услуг, необходимых для постоянного удовлетворения потребностей клиентов социальных служб (настоящих и потенциальных); в-третьих, в регламентации технологий социального обслуживания, видов и форм предоставления социальных услуг; в-четвертых, в определении основополагающих принципов организации обратной связи и обмена информации внутри системы социального обслуживания. Правовое обеспечение имеет большое значение как для создания и развития организационно-управленческих систем социального обслуживания населения, так и обеспечения гарантий качественного обслуживания клиентов социальных служб, высокого качества социальной работы в целом.

Основные признаки правового обеспечения можно сгруппировать в пять блоков:

согласованный единый комплекс федеральных законов, касающихся социального обслуживания населения в целом;

правовые акты субъектов Российской Федерации, выражающие нормы правообеспечения социального обслуживания;

подзаконные нормативные акты, устанавливающие порядок управления системами и подсистемами социального обслуживания;

нормативная регламентация деятельности отдельных учреждений и категорий специалистов социальных служб;

правовые акты, обеспечивающие защиту прав клиентов социальных служб;

определенный уровень правосознания населения и работников социальных служб и др.

Для государственных органов управления в субъектах Российской Федерации чрезвычайно важно учитывать, что правовое обеспечение социального обслуживания должно представлять собой, с одной стороны, комплекс средств правового воздействия на общественные отношения в регионе, а с другой — упорядоченную совокупность правовых норм на уровне субъекта Российской Федерации, регламентирующих прежде всего систему управления социальным обслуживанием и обеспечивающих упорядоченность деятельности социальных служб, а в конечном счете гарантирующих право каждого человека на получение высококачественных социальных услуг.

При всем многообразии подходов к управлению социальными службами в их основе должны лежать нормативно-правовые акты, которые обеспечивают законность принятия решений, согласованность всех звеньев системы социального обслуживания, а значит, ее упорядоченность и организованность. Нарушение юридических норм ведет к рассогласованию организационного механизма и увеличению ресурсных затрат, необходимых для получения запланированных результатов.

В период становления системы социального обслуживания отступление от юридических норм особенно недопустимо, поскольку оно, как правило, ведет к рассогласованию деятельности комплекса учреждений на одной территории и дезорганизации в целом по стране, так как нормативно-правовая регламентация на федеральном уровне обладает большей силой по сравнению с аналогичными актами субъектов Российской Федерации и направлена на обеспечение единого правового поля социальной работы, социального обслуживания населения в Российской Федерации.

В отечественной практике неоднократно предпринимались попытки провести ревизию действующих норм и вооружить работников социальных служб правовыми актами по вопросам социального обслуживания населения. Так, в 1994 г. был подготовлен сборник нормативных актов “Организация социального обслуживания населения”. В 1997 г. вышли “Сборник нормативных актов по вопросам социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов в нестационарных условиях” и “Правовое обеспечение организации и функционирования системы социального обслуживания семьи и детей”. В них содержатся документы, имеющие отношение к сфере социального обслуживания населения и отражающие три уровня правовой системы: международный, федеральный и уровень субъектов Российской Федерации.

К первой группе относятся такие международные акты, как “Всеобщая декларация прав человека”, “Конвенция о правах ребенка”, “Всемирная декларация об обеспечении выживания и защиты детей” и др.; ко второй — Конституция (Основной Закон) Российской, Федерации, Гражданский и Семейный кодексы, федеральные законы “Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации” (15 декабря 1995 г.), “О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов” (17 мая 1995 г.) и др.; к третьей — нормативно-правовые акты, которые разработаны и приняты в субъектах Российской Федерации.

Что касается нормативных правовых актов, принятых в Российской Федерации и направленных непосредственно на регулирование процессов в области социальной работы и в сфере социального обслуживания, то, видимо, корректно говорить, по крайней мере на федеральном уровне, о двух типах документов:

1) законы как акты, обладающие высшей юридической силой (Конституция России, федеральные законы);

2) подзаконные акты (указы Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, приказы и инструкции министерств и ведомств).

В соответствии с распоряжением Правительства РФ от 19 декабря 1995 г. в целях реализации Федерального закона “Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации” разработаны и приняты следующие нормативные акты:

Постановление Правительства РФ от 15 апреля 1996 г. № 454 “О Межведомственной комиссии по вопросам социального обслуживания населения”;

Постановление Правительства РФ от 24 июня 1996 г. № 739 “О предоставлении бесплатного социального обслуживания и платных социальных услуг государственными социальными службами”;

Постановление Правительства РФ от 17 июля 1996 г. № 830 “Об утверждении Положения о лицензировании деятельности в сфере социального обслуживания населения”.

В соответствии с Федеральным законом “О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов” принято:

Постановление Правительства РФ от 25 ноября 1995 г. № 1151 “О федеральном перечне гарантированных государством социальных услуг, предоставляемых гражданам пожилого возраста и инвалидам государственными и муниципальными учреждениями социального обслуживания”;

Постановление Правительства РФ от 15 апреля 1996 г. № 473 “О порядке и условиях оплаты социальных услуг, предоставляемых гражданам пожилого возраста и инвалидам государственными и муниципальными учреждениями социального обслуживания”.

Принципиальное значение имеет “Федеральный перечень гарантированных государством социальных услуг, предоставляемых гражданам пожилого возраста и инвалидам государственными и муниципальными учреждениями социального обслуживания”, который утвержден Правительством РФ. Нормы, заложенные в нем, имеют отношение не только к отдельным гражданам пожилого возраста и инвалидам. Они также регламентируют социальное обслуживание различных категорий семей и детей, по существу являются нормами направленными на правовую защиту семьи как самостоятельного объекта правовой охраны.

Анализ содержания федеральных законов и подзаконных актов, принятых в 1995-1996 гг., показывает, что в современной России происходит поэтапное становление правовой нормативной базы социального обслуживания населения, широкое внедрение различных видов социальной работы. Во-первых, этот процесс связан с принятием системы юридических норм, определяющих организационное строение территориальных социальных служб, порядок финансирования системы управления социальным обслуживанием, виды и формы социальных услуг. Во-вторых, регламентация основывается на совокупности ведомственных нормативных актов, давших жизнь отдельным учреждениям социального обслуживания семьи, женщин и детей. В-третьих, она обусловлена системой нормативных актов, регламентирующих деятельность отдельных специалистов по социальной работе, права и обязанности работников социальных служб.

В условиях современной политической и социально-экономической ситуации, сложившейся в стране, весьма сложно теоретически обосновать и построить систему социальных нормативов. Об этом свидетельствует предложенный Минэкономики России проект федерального закона “О государственных минимальных социальных стандартах” (1996). Особенно затруднено широкое применение социальных нормативов в управлении становлением системы социального обслуживания в различных регионах Российской Федерации. Не определены оптимальный перечень общедоступных и бесплатных услуг государственных и муниципальных учреждений социального обслуживания, финансируемых за счет бюджетов различных уровней, нормы и нормативная обеспеченность различных категорий населения услугами учреждений социального обслуживания, устанавливаемые на основании государственных стандартов Правительством РФ.

Далеко не всегда творчески и всесторонне используются сегодня нормы ст. 25 Федерального закона “Кадровое обеспечение социальных служб”, устанавливающие порядок предоставления гарантий и льгот работникам государственной системы социальных служб (субъекты Российской Федерации имеют право устанавливать дополнительные гарантии и льготы, опираясь на собственный бюджет) и предусматривающие сохранение льгот для медицинских и педагогических кадров, перешедших на работу в систему социального обслуживания.

В Федеральном законе “О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов” (ст. 36. Права социальных работников) четко зафиксирован перечень прав социальных работников, занятых в государственном и муниципальном секторах социального обслуживания. При этом п. 3 ст. 36 Закона предусматривает установление субъектами Российской Федерации дополнительных льгот.

В сборнике нормативных актов Минсоцзащиты России “Организация социального обслуживания населения” (1993-1994) опубликованы примерные положения учреждений социального обслуживания семьи и детей с соответствующими приложениями — примерными штатными расписаниями. Но при этом необходимо иметь в виду, что все примерные положения о центрах и штатные расписания являются ведомственными подзаконными актами, утвержденными приказами министров. Несмотря на это они являются исходной нормативной базой, которая может уточняться и расширяться на местах с учетом специфики субъектов Федерации и особенностей социальных служб.

Пути достижения нового качества социальной работы и системы социального обслуживания населения в целом предполагают полную и всеобъемлющую реализацию принятых федеральных законов и подзаконных актов, касающихся улучшения социального обслуживания и социального обеспечения различных категорий населения, создание надежного правового механизма их реализации.

Необходимо сосредоточить внимание на полной реализации следующих федеральных законов, указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ:

Федеральные законы:

О социальной защите инвалидов в Российской Федерации (1995);

О государственных пособиях гражданам, имеющим детей (1995);

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (1993);

Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации (1995);

О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов (1995).

Указы Президента Российской Федерации:

О первоочередных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-е годы (1992);

“Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года” (Национальный план действий в интересах детей) (1995);

О социальной защите инвалидов в Российской Федерации (1995);

О мерах по социальной поддержке многодетных семей (1992);

Постановления Правительства Российской Федерации:

О плане действий по улучшению положения детей в Российской Федерации на 1995-1997 годы (1996);

О реализации Конвенции ООН о правах ребенка и Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей (1993);

О федеральной программе “Дети России” (1993);

О порядке разработки и структуре Национального плана действий в интересах детей Российской Федерации до 2000 года (1994).

Таким образом, для работников социальных служб и отдельных специалистов по социальной работе постепенно создается правовое поле, которое позволяет успешно выполнять свои обязанности в целях достижения главных задач по социальной поддержке различных категорий населения (клиентов), попавших в трудную жизненную ситуацию (1, стр. 222-236).








Социальный работник: выявляет и оказывает содействие детям и взрослым, нуждающимся в опеке и попечительстве, устройстве в лечебные и учебно-воспитательные учреждения, получении материальной, социально-бытовой и иной помощи; организует общественную защиту несовершеннолетних правонарушителей, в необходимых случаях выступает в качестве их общественного защитника в суде; участвует в работе по созданию центров социальной помощи семье (усыновление, попечительство и опека, социальная реабилитация), приютов, молодежных, подростковых, детских и семейных центров, клубов и ассоциаций, объединений по интересам и т.д. Организует и координирует работу по социальной адаптации и реабилитации лиц, вернувшихся из специальных учебно-воспитательных учреждений и мест лишения свободы.

Конкретизация деятельности специалистов по социальной работе вытекает из его основных функций:

диагностическая изучает особенности семьи, группы людей, личности, степень и направленность влияния на них микросреды и ставит “социальный диагноз”;

прогностическая прогнозирует развитие событий, процессы, происходящие в семье, группе людей, обществе, и вырабатывает определенные модели социального поведения;

правозащитная использует законы и правовые акты, направленные на оказание помощи и поддержку населения, его защиту;

организационная способствует организации социальных служб на предприятиях и по месту жительства, привлекает к их работе общественность и направляет их деятельность на оказание различных видов помощи и социальных услуг населению;

предупредительно-профилактическая приводит в действие различные механизмы (юридические, психологические, медицинские, педагогические и др.) предупреждения и преодоления негативных явлений, организует оказание помощи нуждающимся;

социально-медицинская организует работу по профилактике заболеваний, способствует овладению основами оказания первой медицинской помощи, содействует подготовке молодежи к семейной жизни, развивает трудотерапию и т.д.;

социально-педагогическая выявляет интересы и потребности людей в разных видах деятельности (культурно-досуговой, спортивно-оздоровительной, художественного творчества) и привлекает к работе с ними различные учреждения, общества, творческие союзы и т.д.;

психологическая консультирует по вопросам межличностных отношений, способствует социальной адаптации личности, оказывает помощь в социальной реабилитации всем нуждающимся;

социально-бытовая способствует в оказании необходимой помощи и поддержки различным категориям населения (инвалидам, людям пожилого возраста, молодым семьям и т.д.) в улучшении их быта, жилищных условий;

коммуникативная устанавливает контакт с нуждающимися, организует обмен информацией, разрабатывает единую стратегию взаимодействия, восприятия и понимания другого человека.

Социальные работники при исполнении своих профессиональных функций заняты разными видами деятельности. Их работа характеризуется тремя подходами при решении проблемы:

воспитательный подход — выступает в роли учителя, консультанта, эксперта; социальный работник в таких случаях дает советы, обучает умениям, устанавливает обратную связь, применяет ролевые игры как метод обучения;

фасилитативный подход— играет роль помощника или посредника в преодолении апатии или дезорганизации личности, когда ей это сделать трудно самой; деятельность социального работника при таком подходе нацелена на интерпретацию поведения, обсуждение альтернативных направлений деятельности и действий, объяснение ситуаций, подбадривание и нацеливание на мобилизацию внутренних ресурсов;

адвокативный подход — применяется тогда, когда социальный работник выполняет ролевые функции адвоката от имени конкретного клиента или группы клиентов, а также помощника тех людей, которые выступают в роли адвоката от своего собственного имени; такого рода деятельность включает в себя помощь отдельным людям в выдвижении усиленной аргументации, подборе документально обоснованных обвинений.

Социальный работник играет активную роль в структурировании, программировании и координации действий различных систем социальной помощи населению. Он также оказывает большое влияние на личность или группу людей. Осуществление влияния является основой интерактивной деятельности социального работника. В широком смысле слова термин “влияние” можно объяснить как процесс создания условий для развития личности или системы. В практике социальной работы это означает обеспечение эффективности продвижения к намеченной цели при помощи соответствующих методов. Влияние есть не что иное, как двусторонний процесс взаимодействия, который может быть успешным при наличии, с одной стороны, способности социального работника оказывать эффективное воздействие на сознание клиента, а с другой стороны, при наличии у клиента способности правильно и благосклонно воспринимать направленное на него воздействие, а также сам факт оказания на него воздействия со стороны. Этот процесс всегда двусторонний и потому, что на человека оказывают влияние не только слова социального работника, его убеждения, но и его личностные качества, а также отношение клиента к нему как субъекту воздействия. Еще и потому этот процесс двусторонний, что в процессе воздействия на клиента социальный работник неизбежно испытывает на себе его воздействие: его отношение к сказанному и его отношение к личности социального работника.

Знания и опыт, приобретенные социальным работником в процессе учебы и жизненной практики, являются наиболее фундаментальной основой его способности оказывать свое влияние на других людей, хотя сами эти способности могут варьировать в зависимости от личного опыта, личных интересов, талантов.

Знания и опыт применяются прежде всего в межличностных отношениях. В этой сфере большое значение имеют такие умения и навыки, как интервьюирование, оказание поддержки, способность к лидерству, установление обратной связи, посредничество, которые нацелены на достижение перемен в поведении и отношениях друг к другу.

Другая сфера применения знаний и умений социального работника — дифференцированный подход к клиентам. Здесь необходимо знание потребностей и интересов человека на различных этапах жизненного пути, кризисных состояний, последствий физических и психических недомоганий.

Еще одна сфера применения знаний и умений социального работника — управление деятельностью социальных служб, подбор кадров для них и применение необходимых технологий.

Важное место отводится специализации социального работника в оказании помощи клиентам: одни специализируются в области профилактики правонарушений, другие совершенствуются в оказании помощи бедным и заброшенным, третьи — в работе с детьми, у которых нет родителей. Такая специализация требует знания соответствующих теорий и концепций, опоры на эмпирические исследования. Необходимо знать, как подойти к анализу ситуации, разработать программу оказания помощи, какие методы применить для решения проблем, знать соответствующие законы и политику государства по этим вопросам.

Особая сфера применения знаний и умений социального работника — ориентация в проблемах моделирования и прогнозирования предстоящего развития и функционирования социальных систем:

семьи, групп, сообществ. Здесь требуется знание структур и процессов, оказывающих влияние на процедуру принятия решений, на использование властных полномочий, на коммуникативные функции, на ролевые позиции.

И наконец, социальный работник располагает знаниями социальных источников и систем обеспечения социальными услугами по месту жительства, таких, как больницы, школы, детские учреждения, государственные органы. Знает, как функционируют эти системы, специфику их деятельности, какое влияние они оказывают на клиентов, как выйти на эти системы, знает законы, которые регламентируют их деятельность и т.д.

Узаконенные полномочия. Должность социального работника и его легитимные полномочия повышают его авторитет, особое уважение к нему со стороны клиентов.

Статус и репутация. Статус социального работника является отражением того положения, которое он занимает в обществе. Репутация социального работника складывается в процессе взаимодействия его с окружающей средой. Чем больше людей общается с ним и убеждается в его глубоких знаниях, высокой компетентности, богатом жизненном опыте, в его благожелательности, внимательности к людям, честности и открытости, коммуникабельности и обязательности, тем выше его репутация. Если статус социального работника во многом зависит от политики государства, его правового положения, то репутация зависит прежде всего от него самого, от его личностных качеств и отношения к делу.

Харизматические данные и личная привлекательность. Некоторые социальные работники привлекательны для окружающих благодаря наличию у них обаяния и даже харизматических особенностей. Такие специалисты располагают людей к себе, вдохновляют их, настраивают на активное участие в работе. В отличие от других характерных черт социального работника его личная привлекательность не зависит от занимаемого положения. Вместе с тем она может усиливать потенциальные возможности его положительного влияния на людей. Харизматические особенности как признаки исключительной и редкой одаренности человека талантами от природы способствуют выдвижению на более высокие позиции в сфере социальной работы, приобретению более высокого статуса в обществе.

Владение информацией. Восприятие людьми окружающего мира, а также их поведение в определенной степени зависит от уровня информированности. Поэтому среди прочих требований к социальному работнику одно из важных мест занимает его уровень информированности, который способствует расположению и доверительности к нему со стороны клиентов, выработки у них уверенности в том, что им будет оказана соответствующая помощь и поддержка. Итак, социальный работник должен:

иметь хорошую профессиональную подготовку, знания в различных областях психологии, педагогики, физиологии, экономики и организации производства, законодательства, информатики и математической статистики;

обладать достаточно высокой общей культурой, быть высокоэрудированным человеком, что предполагает наличие хороших знаний в области литературы, музыки, живописи и т.д.;

владеть информацией о современных политических, социальных и экономических процессах в обществе, иметь широкую осведомленность о различных социальных группах населения;

обладать предвидением, т.е. предвидеть последствия своих действий, не попасть “на удочку клиента”, твердо проводить в жизнь свою позицию;

обладать определенной социальной приспособляемостью (в связи с разнообразием контингента, нуждающегося в советах специалиста социальной сферы); ему необходимо умело контактировать с “трудными” подростками, сиротами, инвалидами, престарелыми, людьми, находящимися на реабилитации, и т.д.;

иметь профессиональный такт, способный вызвать симпатию и доверие у окружающих, соблюдать профессиональную тайну, деликатность во всех вопросах, затрагивающих интимные стороны жизни человека;

обладать эмоциональной устойчивостью, быть готовым к психическим нагрузкам, избегать невротических отклонений в собственных оценках и действиях и несмотря на возможные неудачи (реакции не по существу, отказы...) уметь добросовестно исполнять свой долг, оставаясь спокойным, доброжелательным и внимательным к подопечному; уметь принимать нужное решение в неожиданных ситуациях, четко формулировать свои мысли, грамотно и доходчиво их излагать.

Социальный работник должен поддерживать высокие стандарты своего поведения. Он должен быть преданным своему делу, честным и правдивым, не участвовать в предательстве, мошенничестве, уловках или введении клиента в заблуждение. Социальный работник обязан четко отличать заявления и действия, сделанные им как частным лицом и как должностным. Социальный работник общего профиля — это не специалист по психотерапии, проводимой с индивидуумами или с семьями. Он не специалист по работе с группами, общинами. Тем не менее социальный работник часто должен консультировать индивидуумов и семьи, быть фасилитатором в группе, прослеживать, мобилизовывать и даже создавать соответствующие общественные ресурсы.

Совет по образованию США разработал 10 критериев компетентности социального работника общего профиля, который должен уметь выполнять следующее:

1) идентифицировать и оценить ситуацию в тех случаях, когда требуется начать (или прекратить), усилить, восстановить, защитить отношения между людьми и социальными институтами;

2) разработать план, основанный на оценке проблемы и изучении достигаемых целей и адекватных выборов, и обеспечить его выполнение с целью улучшения благосостояния человека;

3) развивать способности человека в решении проблем, в преодолении стрессов;

4) связать людей с системами, которые обеспечивают их (людей) ресурсами, услугами и возможностями;

5) эффективно защищать наиболее дискриминируемых и уязвимых членов сообществ;

6) способствовать эффективному и гуманному действию систем, обеспечивающих людей услугами, ресурсами и возможностями;

7) активно участвовать в создании новых, модифицированных; или усовершенствованных систем услуг, ресурсов и возможностей, которые являются более справедливыми, обоснованными и чувствительными к запросам потребителей услуг, и в устранении тех систем, которые не являются справедливыми;

8) оценить эффективность проделанной работы;

9) постоянно совершенствоваться в профессии, расширяя базу профессиональных знаний и соблюдая стандарты и этические нормы профессии;

10) содействовать совершенствованию службы.

После того как социальный работник выслушал клиента, он не должен сразу пытаться разрешить ситуацию. Следовать первому импульсу в решении проблемы для социального работника — значит только осложнить ситуацию.

Процесс решения проблемы социальным работником включает:

1) сбор информации из всех относящихся к делу источников,

2) оценку информации,

3) определение проблемы,

4) планирование действий,

5) составление подробного четкого плана действий,

6) осуществление плана действий,

7) оценку результатов.

Социальный работник, имеющий дело с “поломанным” (по аналогии с автомобилем) человеком, должен иметь в виду, что процесс сбора и оценки информации может быть неприятен клиенту. Поэтому данные нужно собирать в сензитивной манере, характерной для работы с людьми.

Социальный работник общего профиля должен быть включен в решение проблемы на всех уровнях — начиная от публичного просвещения до непосредственного выполнения действий, связанных с решением проблемы в качестве штатного сотрудника. Но даже будучи штатным работником, профессионал должен постоянно участвовать в общественной работе, набирать и обучать добровольцев, привлекать денежные средства, просвещать общество о сути проблем.

Стиль поведения социального работника, обусловленный совокупностью его личностных качеств, его ценностными ориентациями и интересами, оказывает решающее воздействие на систему отношений, которую он формирует. Некоторые социальные работники чувствуют себя как рыба в воде в конфликтных ситуациях, другие — в ситуациях сотрудничества и взаимопомощи. Одни умело общаются со слишком говорливыми клиентами, другие успешно находят общий язык с замкнутыми и молчаливыми. Одни выдерживают агрессивное, враждебное отношение к себе, другие нет. Одни отзывчивы к детям, другие более сочувствуют людям пожилого возраста.

Поэтому роль личностных качеств социального работника несомненно велика в его профессиональной деятельности. Среди них можно выделить такие, как гуманистическая направленность личности, личная и социальная ответственность, обостренное чувство добра и справедливости, чувство собственного достоинства и уважение достоинства другого человека, терпимость, вежливость, порядочность, эмпатичность, готовность понять других и прийти к ним на помощь, эмоциональная устойчивость, личностная адекватность по самооценке, уровню притязаний и социальной адаптированности.

Личностные качества социального работника можно разделить на три группы. К первой группе относятся психофизиологические характеристики, от которых зависят способности к данному виду деятельности. Ко второй — психологические качества, характеризующие социального работника как личность. К третьей группе — психолого-педагогические качества, от которых зависит эффект личного обаяния.

Качества первой группы, которые отражают психические процессы (восприятие, память, воображение, мышление), психические состояния (усталость, апатия, стресс, тревожность, депрессия), внимание как состояние сознания, эмоциональные и волевые проявления (сдержанность, индифферентность, настойчивость, последовательность, импульсивность) должны отвечать требованиям, предъявляемыми профессиональной деятельности социального работника. Некоторые из этих психологических требований являются основными, без них вообще невозможна качественная деятельность. Другие играют, на первый взгляд, второстепенную роль. Если кто-то из социальных работников не отвечает психологическим требованиям, предъявляемым профессией, то отрицательные последствия такого несоответствия могут проявиться не так быстро, но при неблагоприятных условиях они практически неизбежны.

Психологическое несоответствие требованиям профессии особенно сильно проявляется в сложных ситуациях, когда требуется мобилизация всех личных ресурсов для решения сложной, чаще всего нестандартной задачи.

В работе с людьми необходимы собранность и внимательность, умение понять клиента, такие волевые качества, как терпение, самообладание и т.д. Без этих ведущих для данной профессии характеристик психики невозможна эффективная работа.

Чем труднее для освоения профессия, чем более значима она в социальном отношении, тем крупнее должны быть блоки личностных свойств, принимаемых в качестве основы профессиональной пригодности. Когда же дело касается специалиста социальной сферы, то при подборе кадров следует оценивать целостный образ личности, в формировании которой существенную роль играет, с одной стороны, опыт работы с людьми, а с другой — установки и ценностные ориентации кандидата.

Ко второй группе качеств относятся такие психологические качества, как самоконтроль, самокритичность, самооценка своих поступков, а также стрессоустойчивые качества — физическая тренированность, самовнушаемость, умение переключаться и управлять своими эмоциями.

К третьей группе качеств относятся: коммуникабельность (умение быстро устанавливать контакт с людьми); эмпатичность (улавливание настроения людей, выявление их установок и ожиданий, сопереживание их нуждам); аттрактивность (внешняя привлекательность личности); красноречие (умение внушать и убеждать словом) и другие.

Социальный работник профессионально помогает людям, поэтому он должен иметь навыки педагогической деятельности. Знания, умения и навыки социальной работы составляют фундамент педагогической культуры специалиста социальной сферы. К числу ее структурных элементов также относят психолого-педагогическую направленность личности, педагогические способности и мастерство, искусство делового общения и культуру служебного поведения.

Предпосылкой для формирования педагогической культуры социального работника являются его педагогические способности. Их задатки считаются врожденными. Они проявляются в склонности человека работать с людьми, проявлять к ним интерес, терпение, выдержку и т.д. Но задатки еще не сами способности, а лишь анатомо-физиологические особенности, лежащие в основе их развития. Как и всякие другие способности личности, они могут стать ее сформировавшимся качеством, если личность постоянно работает над ними. Педагогическая способность предполагает такую черту, как педагогическая наблюдательность. Она проявляется в умении дать характеристику объекту, выявить его сильные и слабые стороны, предположить реакцию клиента на оказываемое на него воздействие и т.д. Хорошо развитая педагогическая наблюдательность сильна в сочетании с даром педагогического предвидения. Точная диагностика состояния клиента — лишь изначальная сторона дела. Социальный работник должен видеть конечный результат, итоги предпринимаемых действий. Работая с человеком, он обязан предвидеть последствия своей деятельности и заранее прогнозировать их. Педагогическое предвидение помогает смоделировать этапы работы, учесть основные проблемы и возможные противоречия.

Педагогической наблюдательностью и предвидением обычно обладают люди с развитым творческим воображением и гибким умом. Возникающие в социальной работе ситуации, как правило, неповторимы и требуют каждый раз нового, своеобразного подхода к их разрешению. Педагогические способности раскрываются при условии, если социальный работник досконально знаком с технологией осуществляемого воздействия и обладает необходимыми для этого знаниями. Без психолого-педагогической грамотности нет педагогического мастерства, включающего в себя педагогическую технику и педагогический такт.

Эти понятия обозначают комплекс навыков и умений, необходимых для применения знаний педагогики и психологии в работе с людьми. Основной навык любого социального работника общего профиля — это интервьюирование. Этот навык предполагает знание того, как разговаривать с человеком, имеющим ту или иную проблему, таким образом, чтобы он (или она) чувствовали себя в безопасности, чтобы могли раскрыться. Социальный работник должен уметь помочь клиенту, создав обстановку, способствующую доверию, получению необходимой информации. Понятие “клиент” может подразумевать не только одного человека, но и семью, группу, организацию, общину.

Для социального работника важен и навык самообладания. В психологии этот навык рассматривается как показатель социальной и эмоциональной зрелости личности. Самообладание не столько качество личности, сколько процесс управления своим поведением в экстремальной ситуации. С учетом того, что социальному работнику часто приходится бывать именно в таких ситуациях, ему необходимо развивать в себе способность к самообладанию.

Эти и другие навыки объединяются понятием “педагогическая техника”. Эффективность ее применения будет гораздо выше, если она органически сливается с педагогическим тактом. Это понятие рассматривается в педагогической литературе как соблюдение принципа меры в общении с людьми, чтобы педагогические средства воздействия при неумелом пользовании ими не перерастали в свою противоположность. Педагогический такт проявляется в способности чутко улавливать малейшие изменения в настроении и психологическом состоянии клиента.

В жизни педагогический такт проявляется в самых разнообразных формах, но прежде всего — в вежливости, внимательности, доброжелательности, чуткости и т.д. У одних людей он вырабатывается быстрее, у других медленнее — в зависимости от уровня педагогической наблюдательности и предвидения, а также общей культуры и жизненной позиции личности. В процессе общения педагогический такт выступает в качестве регулятора как фундаментальных, так и межличностных взаимоотношений между людьми.

Важнейший путь овладения педагогическим тактом — постоянный самоконтроль и самоанализ поведения в любых ситуациях. При этом полезно учитывать тонкое замечание А.С. Макаренко: “Хотя люди понимают, что их воспитывают, но никто не любит подвергаться специальным педагогическим процедурам. Тем более люди не любят, когда с ними бесконечно беседуют о пользе воспитания и морализуют каждую фразу”. В том и проявляется искусство социального работника, чтобы не выставлять на первый план свою воспитательную функцию, а действовать советом, добрыми пожеланиями, личным участием в решении проблем клиента.

Существует определенная этика в служебных отношениях, которая предъявляет четкие требования к методам работы с человеком. Социальный работник обязан следить за такими “деталями”, как тон в разговоре, уметь владеть собой в напряженных ситуациях, уважать мнение собеседника и т.д.

Социальный работник должен всегда стремиться выразить свое отношение к случившемуся с клиентом: возмущение по поводу несправедливости, нечестности, хамства, удовлетворение и радость по поводу достигнутых успехов, беспокойство в связи с теми или иными затруднениями, сожаление, укор в связи с допущенными ошибками и т.д. Эмоциональное сопереживание, живое участие, открытое выражение своего отношения к делу позволяют социальному работнику создавать благоприятную обстановку общения, в которой между участниками устанавливается действительное взаимопонимание, более четко фиксируются их намерения и запросы (1, стр. 263-273, 276-279).